Почему наша страна оказалась в невыгодном положении сегодня и чем это грозит в будущем
19:14

Как непоследовательность Украины создала проблему «Северного потока-2»

Почему наша страна оказалась в невыгодном положении сегодня и чем это грозит в будущем

элемент дизайна Клименко Тайм 14 минут на чтение : 10

В новостной ленте все чаще мелькают известия о перспективе достройки российско-немецкого газопровода «Северный поток-2». Например, несколько дней назад заявление на эту тему сделал глава МИД Германии Хайко Маас, который в целом положительно оценил перспективы СП-2.

При прогнозе судьбы данного газотранспортного проекта мнение руководителя немецкой внешнеполитической службы приходится неизбежно учитывать. Главным образом потому, что запуск очередного газопровода в обход Украины скажется на транзите энергоносителей через нашу страну только негативно.

Как непоследовательность Украины создала проблему «Северного потока-2» фото 1

Хочешь стать частью нашей команды, делиться своими историями и влиять на украинскую политику?
Вступай в Клуб друзей Klymenko Time

В Klymenko Time проанализировали возможные риски “Северного потока-2” для нашей страны, возможности избежать нынешней ситуации и влияние Украины на строительство газопровода в обход нашей ГТС.

Спрос на транзит будет только падать

Проект плана развития ГТС Украины на 2021-2030 годы опубликовал «Оператор ГТС Украины». В нем идет речь о том, что если «Северный поток-2» сдадут до 2025 года, Украине придется отключить 83% компрессорных станций своей газотранспортной системы. 

Запуск нового газопровода предположительно лишит украинское направление транзита еще 27 млрд. кубометров газа в год. Помимо этих последствий, главный оператор украинского транзита и без того уже жалуется на явный «недогруз» нашей ГТС:

«Проведенная оценка свидетельствует, что газотранспортная система Украины имеет значительный избыток мощностей, которые сегодня не используются и в будущем дополнительного спроса на эту мощность не ожидается».

Предыстория вопроса

Когда украинские эксперты оценивают эти печальные перспективы, то обычно опускают вопрос, почему же именно Россия решила строить масштабный и дорогой обходной проект, вместо того, чтобы и дальше использовать в полном объеме украинскую ГТС. Между тем, у данного вопроса есть очень интересная и именно украинская предыстория. Ее перипетии во многом могут нам объяснить, как именно наша страна попала в такую непростую ситуацию, фактически утратив положение стабильного газового транзита.

Дело в том, что у «Северного потока-2» был предшественник — проект совместного газотранспортного консорциума в треугольнике «Украина-Россия-Европа». Идея создания газотранспортного консорциума по управлению украинской ГТС циркулировала в политическом и экспертном сообществе начиная с 2002 года. Официально эта концепция была впервые озвучена в ходе переговоров Леонида Кучмы с канцлером ФРГ Герхардом Шредером и президентом РФ Владимиром Путиным. Идея получила практическое развитие в 2003 году, когда в Украине зарегистрировали ООО «Международный консорциум по управлению газотранспортной системой Украины».

Стороны немного по-разному смотрели на объем своих прав и обязанностей. Так, украинцы рассматривали проект как инструмент реализации совместных инициатив в сфере достройки и модернизации действующей украинской ГТС, в то время как Россия настаивала, прежде всего, на передаче новому консорциуму управления над всей системой ГТС Украины.

Из-за расхождения позиций переговоры затянулись до 2004 года, а после «Оранжевой революции» власть в Украине сменилась и проект так и не реализовали по политическим соображениям. В 2005-2009 годах «Газпром» несколько раз пытался вернуться к этим переговорам, но безуспешно.

“Оранжевым” курсом

Пришедшая на волне ожиданий после первого Майдана власть Виктора Ющенко имела свое видение газовых взаимоотношений с Россией. Проводником этой политики Ющенко назначил своего соратника, лидера Конгресса украинских националистов Алексея Ивченко. В декабре 2005 года Ивченко получил пост главы правления НАК «Нафтогаз» — на тот момент транзитного монополиста Украины — а вместе с должностью и возможность воплотить в жизнь свои взгляды и убеждения.

Если коротко, то за свою политическую карьеру Ивченко запомнился публике всего тремя вещами: съездил на газовые переговоры в Москву прихватив с собой переводчика, высказался о том, что перед Украиной должны стоять на коленях, а кроме этого инициировал досрочный пересмотр газового контракта с «Газпромом», подписанного еще при Леониде Кучме. В итоге Юлия Тимошенко отправилась с визитом в Москву, где заключила на 10 лет печально известные газовые соглашения.

Апогеем «национально-сознательной» политики в вопросе транзита газа стало принятие в феврале 2007 года закона о запрете приватизации газо-транспортной системы. Под популистскими предлогами он похоронил возможность для большей части международных проектов.

Для «Газпрома» отсутствие каких-либо подвижек в создании совместного предприятия по управлению украинской ГТС вкупе с событиями «газовой войны» стало весомым аргументом в пользу того, что украинский газовый маршрут ненадежен и его нужно диверсифицировать путем строительства обходных газопроводов. Российская сторона осуществила это с помощью широкого привлечения к обходным проектам европейских, прежде всего немецких, инвесторов, что резко контрастировало с действиями Украины.

Таким образом политическая близорукость и мелочная склочность нашей власти времен Ющенко положила начало ускоренному размыванию газотранспортной монополии Украины, доставшейся нашей стране в наследство после распада СССР.

Время неопределенности

Тем не менее поиски возможностей для реализации совместных проектов продолжались и в последующие годы. Так, уже после завершения «газовой войны» в марте 2009 года предприняли, наконец, попытку наладить взаимодействие с европейскими потребителями газа.

В это время Брюсселе прошла конференция посвященная вопросам полного реформирования газотранспортной системы Украины по европейскому образцу, в том числе предусматривалось строительство новых газоизмерительных станций на восточной границе Украины. По результатам конференции предполагалось расширение мощностей украинской ГТС на дополнительные 60 млрд кубометров газа в год за счет инвестирования 5-6 миллиардов долларов.

Расчет Украины, видимо, состоял в том, что привлечение иностранных, прежде всего европейских, инвесторов сделает украинский маршрут приоритетным для потребителей газа и, впоследствии, для поставщиков в лице «Газпрома».

В 2011 году тема инвестиций в украинскую ГТС получила дополнительные импульсы. Казалось, что на горизонте вновь маячит возможность реализации совместного с Европейским союзом проекта по модернизации и управлению транзитными мощностями Украины. Фактически отменили нормы упомянутого выше закона, запрещавшие приватизацию украинской ГТС, что открывало путь для нового раунда переговоров.

Однако после событий 2014 года — под предлогом угрозы потерять контроль над ГТС Украины — любые переговоры о каких-либо совместных предприятиях в том числе с европейцами свернули. В таком состоянии вопрос остается до сих пор, даже спустя 6 лет после второго Майдана. За этот период Россия подписала все ключевые соглашения по достройке «Северного потока-2», наняла подрядчиков и проложила практически всю трубу. Украина, наоборот, никак не развивала это направление.

Итоги и выводы

Стоит ли удивляться, что близорукая и ограниченная позиция «собаки на сене», а также внешнеполитическая пассивность и конфликтные взаимоотношения со страной-поставщиком газа, привели к ускоренной постройке обходных путей и, в конечном итоге, уменьшению транзитного потенциала Украины всего за 15 лет. Желающих занять нашу нишу на рынке транзитеров чужого газа оказалось на удивление много.

Опыт Украины показывает, что монополия одной компании на транзит газа в современном мире может существовать только при условии хороших взаимоотношений монополиста с потребителем и поставщиком газа или же их прямом участии в деятельности компании-транзитера — но это явно не наш случай.

Украинские власти не хотели даже на йоту поделиться контролем над ГТС, поэтому проиграли в быстро меняющейся реальности монополию на транзит. Результат: обесценивание одного из важнейших активов современной Украины.

Добавьте Klymenko Time в список ваших источников