Вятрович уволен. Что будет с Институтом национальной памяти?

18.09.2019 22:21 Статья

 

На сегодняшнем заседании Кабмина был уволен с поста главы Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович – самый засидевшийся и один из самых одиозных деятелей эпохи Петра Порошенко, не считая Арсена Авакова.

Одиозный не собственной коррупцией или наездами на бизнес других, а как идеолог, создававший для этого всего дымовую завесу. Именно он был главным локомотивом декоммунизации, именно его заслуга появление «героев ОУН и УПА» в жизни миллионов украинцев в качестве, как минимум, адресных табличек на домах. Его заслуга – постоянные исторические стычки с Польшей, не говоря уже о новшествах в школьных учебниках и прочей госпропаганде.

До последнего было неясно, будет ли новая власть с ним прощаться, или же примет его услуги. Согласно проекту госбюджета на следующий год, расходы на «Институт памяти» вырастут на 25 миллионов гривен, до 130 миллионов. Теперь же Вятрович уходит, а вопросы остаются. Куда пойдут эти деньги, нужен ли нам Институт нацпамяти вообще, кто его возглавит, и в какую сторону будет копать? Вот на эти вопросы и попытаемся ответить в сегодняшнем выпуске «Политики с Печёнкиным».

Владимир Вятрович уволен

Новость о решении по Вятровичу на закрытом заседании Кабмина разошлась благодаря нардепу Максу Бужанскому. Именно он в новом парламенте и в правящей партии оказался главным критиком всего, что с Вятровичем ассоциируется, ему и выпала символическая честь сообщить об его увольнении через свой телеграм-канал.

В последнее время Бужанский уже несколько раз в соцсетях разносил заявления или инициативы Института нацпамяти. Например, 17 числа была 80 годовщина присоединения Галичины и Волыни к советской Украине. У Вятровича напомнили, что это состоялось благодаря пакту Молотова-Риббентропа, и соответственно Советский Союз вступил во Вторую Мировую на стороне нацистов и незаконно аннексировал территорию суверенной Польши. На что Бужанский им резонно парировал – «так, когда планируете Львов и Луцк назад полякам отдавать, раз аннексия незаконная?».

Короче говоря, уже начали шутить, что кресло Вятровича Бужанскому и достанется. С сожалением скажу, что вряд ли – слишком уж его воспринимают «красным и ватным» даже для «Слуги народа», хотя, понятное дело, никаким коммунистом или запутинцем он и близко не является. Слишком уж новая власть осторожничает с разного сорта националистами и патриотами, об отмене декоммунизации и речи никакой нет, и принципиального разворота с политикой памяти вряд ли стоит ждать.

Что такое Институт национальной памяти Украины?

Сначала нужно напомнить, когда и зачем эта институция — Институт национальной памяти, у нас появилась. После распада Союза естественным образом исчез и отдел ЦК по идеологии, а вместе с ним и единственно верный способ как Родину любить. Понятно, что на заре девяностых многие профессора марксизма-ленинизма стали вдруг перекрашиваться в исследователей «научного национализма». Да, звучали всерьёз и такие предложения по открытию кафедр и университетским курсам. Понятно, что были более поощряемые властями темы, были вышиванки и шаровары, но на фоне общей разрухи гуманитарная сфера и история в частности были задвинуты на периферию. Поэтому фанаты Бандеры и декоммунизации общались до поры до времени по профильным институтам да перебивались грантиками.

Но наступил 2004-й год, прошел Оранжевый Майдан. К власти пришёл Виктор Ющенко, и аналог отдела ЦК по идеологии потребовался вновь. Почему мы сравниваем Институт нацпамяти и отдел ЦК, долго объяснять не нужно – этнический национализм вещь довольно примитивная, тут утопических картин будущего или закона превращения количества в качество не нужно. Зато нужна правильная картинка истории: наши всегда или страдали под иноземным игом, или героически побеждали, ну а все остальные пытались нас угнетать. Создавать правильное прошлое – это обеспечивать себе политическое будущее, это прекрасно понимают постсоциалистические элиты Восточной Европы. И у нас даже не изобретали велосипед – просто под копирку нарисовали существовавший польский аналог – того же Института, тоже национальной и тоже памяти, основанный ещё в 1998 году.

Ющенко и тема Голодомора 32-33 годов

Во времена президентства Виктора Ющенко главной темой, конечно, было продвижение концепции Голодомора 32-33 годов как геноцида советского режима против этнических украинцев. Попытка была сделать аналог исторического образа Холокоста и использовать его для цементирования украинцев как политической нации. Именно в этой связи, указом «О чествовании памяти жертв и пострадавших от Голодоморов в Украине» от ноября 2005-го предусматривалось и создание Украинского института национальной памяти. Получилось это сделать  через полгода – ко Дню памяти жертв тоталитарных режимов в мае 2006-го, а директором стал старый «руховец», академик Игорь Юхновский.

Институт стал центральным органом исполнительной власти с особым статусом и расположился в здании киевского управления СБУ. Орган был должен заниматься «формированием национального сознания граждан Украины» и «консолидацией и ростом государствообразующего патриотизма народа Украины». Уже тогда в рамках Института активную деятельность развернул молодой историк, по совместительству – директор киевского архива СБУ Владимир Вятрович, занимавшийся историей Голодомора и «национально-вызвольных змагань».

В 2010-м власть поменялась, Юхновский вместе с Вятровичем ушли, но регионалы не стали ликвидировать Институт. Его возглавил старый коммунист Валерий Солдатенко, тоже академик. Правда, ничем особым во времена Януковича ИНП не отметился. Главным врагом и бабайкой для национал-озабоченных был тогда  министр образования Дмитрий Табачник, с именем которого они связывали попытки русификации и «переписывания истории». А Институт нацпамяти тихо проедал бюджетные деньги – видимо, его не стали закрывать как реверанс властей перед патриотической публикой. И, справедливости ради, кардинального поворота в исторической памяти при Януковиче никакого не случилось. Что ж, помогли ли Януковичу реверансы перед националистами, и куда его эти реверансы завели, напоминать не будем.

Вятрович после Майдана

Сразу после Майдана, в марте 2014-го года, в кресло главы стратегического для новых властей органа просвещения и пропаганды сел Владимир Вятрович, который там бессменно просидел до сегодняшнего дня.

На протяжении 2014 года длился ещё подготовительный этап его работы – всё же было не до того, да и не стоило особо напрягать граждан в преддверии двух избирательных кампаний. Тогда обещали закончить АТО за часы, уважать региональные различия в языке, истории и религии. А вот уже с началом работы нового парламента восьмого созыва и начался кордебалет.

Декоммунизация в Украине. Как это было?

Институт выступил автором сразу четырёх законов — «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики», «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в XX веке», «Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939—1945 годов» и «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917—1991 годов».

Если последний просто открывал архивы КГБ и вылился просто в скрины из агентурных дел на специализированных телеграм-каналах, то первые три имели далекоидущие последствия.

Декоммунизация принесла не только вал переименований улиц, сёл и городов, но и уголовную статью за «пропаганду режима», а люди получают реальные приговоры за спьяну вывешенный флаг СССР над сельсоветом. Ну и архитектуру с памятниками тоже повандализировали. Второй, о правовом статусе борцов за независимость, уравнял в правах ветеранов Советской армии и УПА, а в их числе одним махом – полицаев, хиви и прочих эсэсовцев. Причём тут речь даже не о льготах на коммуналку, а о вещах символических, и оттого более важных. И третий закон, об «увековечении победы над нацизмом», сделал всё, чтобы реальную победу над нацизмом выхолостить.

Стоит напомнить, что не одними законопроектами обошлось. Широко растиражировали в своё время заявление Вятровича, что Цой, Высоцкий и Булгаков – это утончённые щупальца русского мира, которые нужно нещадно обрубывать. Покушался он и на Восьмое марта и на Первое мая, а выходной второго мая и вовсе под его нажимом был отменён. Короче, гиперактивный был глава УИНП.

Отношения Украины и Польши при Вятровиче ухудшились

Отдельная статья претензий к Вятровичу – это нагнетание напряжения с Польшей на исторической почве. Пока сам Вятрович сидел в мягком кресле и фонтанировал идеями, миллионам наших сограждан пришлось бежать от реформ его шефа Порошенко в ту самую Польшу на заработки. Где учащаются случаи нападений на украинцев как раз на почве обострения националистической истерии.

С польской стороны, безусловно, хватает тоже идиотизма. Вслед за разговорами о бандеровских преступлениях, терроризме и этнических чистках, что, в общем правда, выдвигаются требования реституции имущества на бывших «всходних кресах» — то есть возвращении квартир, домов и свечных заводиков на Галичине и Волыни. Нынешние польские власти настроены не на примирение, а наоборот – расчёсывание старых ран. И тут они с Вятровичем – два сапога пара.

По поводу волынских событий 1943 года у Вятровича придумали экстравагантнейшее определение: это была вторая за двадцатый век украинско-польская война. Если задуматься, то это мегаабсурдно. Много ли вы знаете примеров войн, которые проводились между двумя подпольными организациями в условиях оккупации третьей стороной? И это при том, что УПА имела при этом если не материальную, то моральную поддержку от нацистских оккупантов. И это при том, что в этой «войне» погибло непропорционально много гражданских среди польских поселенцев на Волыни. Короче, вопросов много. Это история, а современная политика – это постоянные скандалы с осквернениями польских захоронений в Украине и украинских в Польше, препятствия в эксгумации и прочие малоприятные вещи, нараставшие всю порошенковскую пятилетку и возникающие до сих пор.

Это, конечно, очень короткий список претензий к Вятровичу. Вот он, наконец-то ушёл и похоже, не обошлось без давления с польской стороны. Ходят слухи, что президент Украины Владимир Зеленский при встрече пообещал сделать это польскому президенту Анджею Дуде. За такое вмешательство не очень и обидно. Настораживает другое – что Вятрович ушёл, а вятровичевщина остаётся.

Почему есть такие подозрения? Во-первых, это намерения и впредь увеличивать финансирование УИНП. Плюс 25 миллионов – это капля в море на фоне триллионного бюджета, но факт остаётся фактом. Во-вторых, сам Вятрович, прощаясь, заявил, что премьер Гончарук пообещал ему сохранить линию в политике памяти.

У Зеленского, похоже, не находится политической воли распрощаться с практикой предыдущей пятилетки. Точечно, конечно, ситуацию исправляют – с Польшей надо хотя бы для виду помириться, может, пару кладбищ на Волыни для этого и облагородят. Совсем уж СС Галичину героизировать не с руки тоже. Может даже Бандера и Шухевич опять пропадут с карты Киева. Но признаков, что магистральное направление изменится, к сожалению, негусто.

В стане условного Порошенко любят Зеленского сравнивать с Януковичем. С намёком, что финал будет такой же. Но заигрывания с доставшимися от Ющенко в наследство темами, а тем более – профессиональными «дослидныками» Бандеры – привели к чему привели, и аукаются до сих пор. Игры с национал-патриотической темой красивы и приятны, но можно заиграться, а последствия могут быть печальны. Украине сейчас нужно искоренение уличного ультраправого скама и их академической крыши во всяких УИНП. Ибо что же это за публика, наша страна уже сполна ощутила.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное