Владимир Вятрович – скандальный отец «новой истории» Украины и главный инициатор абсурдного процесса «декоммунизации»
15:43

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор?

Переписывание прошлого вывернуло страну наизнанку

Владимир Вятрович
элемент дизайна Клименко Тайм 14 минут на чтение : 31

Политический раскол украинского общества на два непримиримых лагеря, начавшийся еще в конце 90-х, был не спонтанным, а умышленным. Организовавшие его олигархи боялись социального взрыва и «красного реванша», их зарубежные «партнеры» не хотели возвращения Украины в орбиту влияния России, а украинские политики просто действовали по принципу «разделяй и властвуй». Все они прекрасно ведали о риске катастрофических последствиях как для миллионов простых людей, так и для государства в целом, но игнорировали его ради собственных интересов. А вот выполнявшие их заказ пропагандисты, активисты и новоиспеченные историки работали не только ради денег, но и порою за идею. Как, например, Владимир Вятрович – скандальный отец «новой истории» Украины и главный инициатор абсурдного процесса «декоммунизации».

Вятрович известен как один из самых радикальных националистов Украины. Но если его единомышленники Фарион и Ницой лишь «трепали языками», то Вятрович, находясь при соответствующих должностях, непосредственно влиял на государственную политику, изменяя её в соответствии со своими взглядами. Можно сказать, что Вятрович претворил в жизнь свою мечту! Наверное, его успеху можно было бы порадоваться, если бы при этом не вывернули наизнанку целую страну, столкнув лбами миллионы своих сограждан…

Всё началось с ОУН-УПА

Владимир Михайлович Вятрович родился 7 июня 1977 года во Львове. Если верить ему на слово, то его родители были простыми советскими рабочими: отец работал строителем, а мама на Львовском автобусном заводе (ЛАЗ). Но по какой-то причине Вятрович рос с твердой ненавистью ко всему советскому и просто грезил «славными временами национально-освободительной борьбы» 30-50-х годов, уже в юности став настоящим фанатом ОУН-УПА. Это увлечение стало вначале его работой, а затем и фундаментом политической карьеры.

В 1994-м Вятрович поступил на исторический факультет Львовского национального университета, окончив его в 1999-м. Далее в его официальной биографии почему-то зияет трехлетний пробел (1999-2002). Чем он занимался? Уж точно не отдавал долг родине: будучи поклонником УПА, сам Вятрович так и не служил в армии, и даже в 2014-м держался подальше от АТО. Вместо этого он поступил на аспирантуру в Институт украиноведения им. Крипякевича НАНУ.

Ранее это был Львовский институт общественных наук Академии Наук, где в советское время занимались изучением истории социальной борьбы «трудящихся Западной Украины» и преступлений профашистских коллаборационистов. Затем всё кардинально изменилось на 180 градусов. Так, ведущий научный сотрудник доктор исторических наук Виталий Масловский, известный своими публикациями о зверствах националистов в годы войны, в начале 90-х был с угрозами изгнан из института, а в том же 1999-м погиб в подъезде собственного дома при странных обстоятельствах. А вот его коллега Владимир Парубий (отец Андрея Парубия), перестроившийся в украинские патриоты еще в конце 80-х (хотя оставался членом КПСС до 1990-го), стал одним из руководителей «перекрасившегося» института. Возможно, что Вятрович пристроился в этом институте не без его помощи.

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор? фото 1
Владимир Парубий

Там Вятрович уже профессионально занялся изучением истории ОУН-УПА. Помимо написания исторических трактатов, Вятрович издал книги «Сотенный Бурлака» (2000 г.) и «Рейды УПА по территории Чехословакии» (2001 г.). Учитывая, что вторая книга была издана в Торонто, нетрудно догадаться, откуда шло щедрое финансирование его научной деятельности.

Эти книги стали его стартапом. Развивая его, в 2001-м Вятрович стал соучредителем, а через год директором «Центра исследований освободительного движения», компаньонами в котором стали его однокурсники Михаил Романюк и Игорь Деревьяный, также сделавшие себе карьеру на теме истории «освободительного движения и коммунистических репрессий».

Сорос, «Пора», Майдан

К президентским выборам 2004 года активно готовились все украинские национал-патриоты, чьей «базой» были западные области Украины – через которые шла значительная часть потока западного финансирования политических и общественных организаций националистического и прозападного толка. На будущую «цветную революцию» в Украине долларов не жалели, и под этот денежный дождь подставил свои руки и Вятрович, ставший одним из лидеров львовской организации «Опір Молоді», созданной местными активистами движения «Украина без Кучмы» (спонсировавшегося Соросом). Еще одним лидером «Опіру Молоді» была Ярина Ясиневич – ставшая супругой Владимира Вятровича. Как видите, «грантоедство» может быть семейным бизнесом!

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор? фото 2
Ярина Ясиневич

Ближе к президентским выборам «Опір Молоді» влился в более крупную и лучше финансируемую организацию «Пора», создаваемую Западом по примеру сербского «Отпору» и грузинской «Кмары». Первым спонсором «Поры» стал британский «Вестминстерский фонд за демократию» (Westminster Foundation for Democracy), основанный для «помощи демократическим институтам за рубежом» (притом, что в самой Британии до сих пор монархия и нет конституции). Затем подключились USAID и Фонд Сороса. Однако грызня за деньги привела к расколу «Поры» на т.н. желтую и черную (по цвету символики). Конфликт между ними длился и после Майдана, и порою доходил до рукоприкладства.

Вятрович примкнул к черной «Поре», лидером которой был радикальный национал-патриот Михаил Свистович. Еще в юности Свистовича осенила идея, что русские поработили украинцев, как американских индейцев, и он стал профессиональным «борцом за национальное освобождение», начав еще с т.н. «Революции на граните» (1990).

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор? фото 3
Вятрович на Майдане-2004

После Майдана-2004 желтая «Пора», лидером которой являлся Владислав Каськив, зарегистрировалась как политическая партия и потом участвовала в парламентских выборах в блоке с Партией реформы и порядок (ПРП). Черная же «Пора» осталась общественной организацией. Поэтому Вятровичу пришлось вернуться в родной Львов, где он устроился преподавателем в Украинском католическом университете – частном вузе (открыт в 1994), одним из спонсоров которого является Джордж Сорос. Кстати, данный вуз не раз становился фигурантом ЛГБТ-скандалов, поскольку в его стенах слишком вольно трактуют «западные ценности».

Вятрович читал там лекции об «украинском освободительном движении» до 2006-го, а затем перебрался от греха подальше в родной Институт украиноведения, где проработал до декабря 2007-го. Одновременно, в мае 2007-го, он получил должность представителя Института национальной памяти (ИНП) во Львовской области. Данный институт был создан по личному настоянию президента Ющенко с целью «увековечения памяти жертв политических репрессий и голодоморов», но буквально сразу же превратился в государственный орган «формирования национального сознания граждан Украины».

Одновременно Вятрович продолжил писать труды об истории ОУН-УПА, теперь уже получив прямое благословение «оранжевой» власти на их героизацию. Однако его новые книги вызвали весьма негативные отзывы других историков, в том числе американских:

«Вятрович отвергает исторические события, которые не соответствуют его повествовательной линии, называя их «советской пропагандой». В 2006 году он написал книгу «Отношение ОУН-УПА к евреям: формирование позиции на фоне катастрофы», в которой попытался реабилитировать участвовавшую в Холокосте ОУН, проигнорировав огромный массив исторической литературы. Западные историки жестко раскритиковали данную работу. Профессор Университета Альберты Джон Пол Химка, в течение 30 лет  занимавшийся украинской историей, сказал об этой книге так: «Здесь используется целая серия сомнительных процедур: опровергаются компрометирующие ОУН источники, безо всякой критики принимаются на веру подвергнутые цензуре источники из эмигрантских кругов ОУН и не признается антисемитизм, присутствующий в документах ОУН».

Архивы СБУ

С началом президентства Виктора Ющенко Служба безопасности Украины быстро потеряла свой прежний статус элитной спецслужбы. В первую очередь, на это повлияла кадровая политика: её начальниками стали назначать людей, весьма далеких от специфики СБУ. Сначала ближайшего соратника Тимошенко Александра Турчинова, затем бывшего прокурора Дрижчаного, а с декабря 2006-го и до самых выборов 2010-го Службу возглавил Валентин Наливайченко. Хотя он два с лишним года учился в московском Институте внешней разведки, по возвращению в Украину Наливайченко прослужил в СБУ всего два месяца и был уволен за служебное несоответствие, после чего 12 лет проработал в МИД.

Наливайченко очень старался угодить Ющенко, и он действительно стал президентским любимчиком, но достиг этой ценой превращения СБУ из спецслужбы в какое-то посмешище, управляемое из «амбасады» США. Дошло до того, что на выпуске Академии СБУ 2008 года погоны офицерам вручал американский посол Уильям Тейлор. Но главным «достижением» Наливайченко стали выставки «преступлений коммунистического режима», проводимые в соответствии с грандиозным планом Ющенко международного признания голодомора-33 как «геноцида украинской нации».

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор? фото 4

Для этого Наливайченко потребовался человек, разгребающий архивы КГБ «в нужном направлении», который бы не нашел случайно ничего лишнего, а занимался бы только изобличением коммунистического режима – и им стал Владимир Вятрович. В январе 2008-го Вятрович получил должность начальника Архивного отдела ИНП и одновременно статус советника Наливайченко по научно-исследовательской работе, а в октябре того же года был назначен директором отраслевого государственного архива СБУ.

Обвинения в фальсификациях

Получив доступ к архивам, Вятрович в первую очередь заявил, что весь актуальный компромат был «вывезен в Москву в 1990 году». Таким образом, Вятрович попытался закрыть интересующий украинцев вопрос о том, кто из украинских политиков, чиновников и бизнесменов в своё время являлись «стукачами КГБ».

А дальше было еще хуже, поскольку во время работы Вятровича в архивах СБУ (2008-2010) и руководства им Института национальной памяти (2014-2019) его не раз обвиняли в подтасовке и сокрытии архивных материалов с целью обеления ОУН-УПА. Причем, обвинения поступали со стороны не только украинских и российских, но и западных историков. В частности, научный сотрудник Института Кеннана и Мемориального музея Холокоста в США Джаред Макбрайд сказал о нем следующее:

«Когда Вятрович был главным архивариусом в СБУ, он создал цифровой архив, открытый как для украинских граждан, так и для иностранцев. Несмотря на эти положительные в целом действия, он со своей командой исключил из этого архива все документы, которые в негативном свете представляют ОУН-УПА, в том числе, что касается их причастности к Холокосту и прочим военным преступлениям».

Профессор истории Северо-Восточного университета Джеффри Бердс заявлял, что сотрудники Вятровича «публикуют подборки сфальсифицированных документов». Слова Бердса подтвердил бывший сотрудник госдепа Джош Коен: «я знаю это, потому что видел оригиналы, делал копии, а затем сравнивал их записи с оригиналами». Статья Коэна в издании «Foreign policy» вызвала у национал-патриотов панику, они называли её «кремлевской кисилевщиной».

Однако без внимания осталась прямая причастность Вятровича, как главы архивного отдела, к циничным фальсификациям фотографий, использовавшихся в выставках голодомора. Как оказалось, в качестве фотоматериалов о голоде 1933 года были использованы фотографии голода в Поволжье 1921 года и бедствующих американцев времен Великой Депрессии. Когда подлог стал очевидным, Наливайченко пришлось его признать, а вот Вятрович остался как бы не при чем.

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор? фото 5
Стенд выставки голодомора со скандальными фальшивками

Еще одним «достижением» Вятровича во время его работы в архивах СБУ было уголовное дело, возбужденное Службой безопасности против… организаторов голодомора. 350 томов (!) этого дела, воспринятого обществом как очень скверная шутка (все обвиняемые к тому времени давно умерли), были отправлены в Апелляционный суд Киева в конце 2009 года – Наливайченко явно торопился успеть к президентским выборам! Ведь Ющенко твердил, что «решение украинского суда переводит все дискуссии вокруг голодомора из политической в юридически-правовую плоскость», и очень хотел закончить его до окончания своего срока  — понимая, что проиграет выборы.

«Командировка» в США и второй Майдан

За свой труд по перекраиванию истории Украины, 25 декабря 2009 года Вятрович получил из рук Ющенко крест Ивана Мазепы, что некоторые украинцы нашли весьма символичным. Но уже через два месяца в стране сменился президент, после чего Наливайченко и Вятрович были тут же уволены из СБУ.  И если его бывший шеф подался в оппозицию, то сам Вятрович укатил в США, где и прожил почти до самого второго Майдана.

Вначале Вятрович проходил стажировку в Украинском научном институте при Гарвардском университете. Не смотря на громкое название, это просто отделение украинистики, созданное украинской диаспорой и расположенное в весьма скромном здании. Заодно он писал там свою очередную книгу «Вторая польско-украинская война 1942-1947», вызвавшую негативную критику со стороны многих историков. С 2012 года Вятрович работал в архивах Института Гувера – аналитическом центре публичной политики при Стэндфордском университете. Источники финансирования его «американской командировки» остались нераскрытыми.

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор? фото 6
Украинский научный институт в Гарварде

Из Америки Вятрович вернулся полный решимости бороться с «антиукраинским режимом». Уже с первых дней Майдана-2014 он был в гуще событий (в основном на трибунах), призывал участников к активным действиям. Позже Вятрович подтвердил, что рассматривал второй Майдан как «национальную революцию», направленную против России:

«Я убежден, что если бы не было Евромайдана, то всю Украину ждало бы то, что имеем на территориях «ЛДНР». Возможно, Украина в своем составе имела бы и Крым, и Донбасс, но это была бы неукраинская Украины. Она превратилась бы в протекторат России. Майдан был началом нашей освободительной войны, которая продолжается».

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор? фото 7
Вятрович на Майдане-2014

Вятрович убежден, что для достижения этой «святой цели» были дозволены все средства. Поэтому он всегда защищал активиста Майдана Ивана Бубенчика — публично и с нескрываемой гордостью признавшегося в убийстве двух сотрудников «Беркута». «Народный герой» (регалия, присвоенная Бубеничку) убил их в спину, тайком. Когда в 2018-м году Бубенчика арестовали, на его защиту поднялась вся «патриотическая братия», включая и Вятровича. Он утверждал, что Бубенчик имел право на убийство правоохранителей, а значит должен быть оправдан:

«Бубенчик был одним из тех, кто изменил историю Майдана. Результат суда над ним может изменить судьбу нашей страны. Если Иван станет единственным, кого посадят за убийства зимой 2013-2014 — мы можем вернуться в прошлое до Майдана. Приговор должен показать, что важнее для нас — право или закон».

Война с прошлым

Вятрович не зря выкладывался на Евромайдане: уже в марте 2014-го его назначили новым директором Института национальной памяти, взамен уволенного историка-коммуниста Валерия Солдатенко (руководившего с 2010-го). Ранее Вятрович резко критиковал взвешенного и объективного Солдатенко за «ревизионизм» и членство в КПУ:

«Парадоксально, что функция расследований преступлений Компартии, которыми должен заниматься этот институт, отдана в руки представителю именно этой партии. Есть опасность, что при таком руководстве институт превратится в инструмент реабилитации коммунистического режима».

Поэтому, возглавив Институт национальной памяти, Вятрович изменил свою прежнюю стратегию: вместо героизации ОУН-УПА он поставил своей главной задачей тотальную «декуммунизацию» Украины, дабы расчистить место для новых «героев». С этой целью ИНП подготовил для Верховной Рады законопроект «Об осуждении коммунистического и нацистского режимов», идущий в пакете с законопроектами «О правовом статусе борцов за свободу и независимость Украины», «Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне» и «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов». Рада проголосовала их в апреле 2015-го тоже пакетом, и Вятрович назвал это событие главным достижением своей жизни.

Владимир Вятрович: отец «новой истории» Украины или обычный фальсификатор? фото 8

Опираясь на эти «законы от Вятровича», постмайданная власть запретила Компартию Украины, провела полную зачистку оставшихся в стране памятников Ленину и другим лидерам советского прошлого, демонтаж «коммунистических символов» (включая изображения советских орденов и красные звезды на мемориалах). В 2016-м году по Украине прокатилась масштабная волна переименования: свои названия сменили 987 населенных пунктов и 52 тысячи улиц и проспектов!

Но Вятрович рассматривал «декоммунизацию» только как первую часть масштабной программы «избавления от имперского наследия», считая второй столь же тотальную дерусификацию.

«Когда говорим о деколонизации, то имеем в виду избавление от имперского наследия, которое может быть использовано для восстановления империи», — утверждал Вятрович. Поэтому он позаботился о том, чтобы старым городам и улицам не возвращали их досоветские названия. Например, Кировоград стал не Елисаветградом, как город назывался со времен своего основания и до 1924 года, и как того хотело большинство его жителей, а Кропивницким.

Нередко улицам специально давали антагонистические имена. Так, Московский проспект в Киеве получил имя Бандеры, а улица Щорса стала улицей Коновальца. Всё это отнюдь не объединяло украинское общество, расколотое многолетним противостоянием, а лишь подливало масло в огонь. Ну и, конечно же, эта бессмысленная «декоммунизация» стала одной из основных причин,  отбивающей у жителей «ЛДНР» всякое желание реинтегрироваться обратно в Украину.

Также Вятрович рекомендовал увековечивать, где только можно, память «героев Майдана». И не только в названиях улиц: он активно лоббировал открытие Музея Майдана и Мемориала Небесной Сотни. Но как затем оказалось, выделенные на музей 148 миллионов бюджетных гривен были просто украдены, а его строительство остановилось на стадии установки вагончика-бытовки.

Что же до размеров сумм, потраченных на замену названий, табличек, печатей, документов и т.д. в ходе «декоммунизации», то Вятрович их скрывал. Он утверждал, что «это практически не требовало никаких средств и весь процесс осуществлялся за счет эксплуатационных средств, часть которых составляют налоги, которые платят украинцы».

Защитник эсэсовцев и враг Высоцкого

Периодически деятельность Вятровича настолько выходила за рамки разумного и дозволенного, а его отдельные заявления настолько шокировали, что вызывали скандалы. Порою, его жестко критиковали и даже были готовы поколотить его бывшие соратники по первому Майдану. Среди этих скандалов украинцам больше всего запомнились следующие:

— Вятрович неоднократно защищал украинцев, служивших в 14-й дивизии СС «Галиция», называя их «жертвами войны» и ставя на одну доску с украинцами, воевавшими в Красной Армии. Мол, в силу отсутствия собственного государства, они были вынуждены воевать в армиях чужих! При этом историк Вятрович почему-то «забывал», что в дивизию «Галицию», равно как в батальон «Нахтигаль» и карательную шуцман-полицию, набирались исключительно добровольцы.

— С сожалением признав, что памятник генералу Ватутину (освободителю Киева) не подлежит «декоммунизации» и сносу, Вятрович всё же назвал его «не той фигурой, которую должны прославлять украинцы». По его словам, советские военачальники это «это люди, которые заслуживают только памяти о том, как они убивали других, как они слали на смерть других». В то же время в ответ на вопрос о предводителях ОУН-УПА Вятрович сразу заявил, что те «являются символами украинского национально-освободительного движения».

— Вятрович неоднократно настаивал на переносе выходного дня с 9 мая на 8-е, называя День Победы «элементом имперского мифа» и утверждая, что «Украине следует отмечать годовщину завершения Второй мировой войны в Европе вместе со всей Европой, поэтому надо говорить о 8 мая как о выходном дне».

— Героизация ОУН-УПА и попытки реабилитации дивизия «Галиция» сделали Вятровича  персоной нон-грата в Польше (https://24tv.ua/zmi_oprilyudnili_imya_pershogo_ukrayintsya_yakiy_stav_nebazhanoyu_personoyu_u_polshhi_n887643), крайне болезненно наблюдавшей за этими событиями в Украине. Выход на экраны фильма «Волынь» и признание Сеймом  национального Дня памяти геноцида поляков, устроенного украинскими националистами, и последующее за этим осуждение со стороны Верховной Рады резко обострили украино-польские отношения. Глава МИД Польши Витольд Ващиковский заявил в 2017 году, что Вятрович это «человек, который пропагандирует глубоко антигуманитарные, антиевропейские ценности».

— Отмечая осенью 2018 года 85-ю годовщину голодомора, Институт национальной памяти организовал конференцию, в перерыве которой гостей ожидал шикарный банкет на 400 персон. На столах были ветчина, куриные канапе, грудинка с ананасом, блины с красной рыбой, различные сладости и пирожные. Бюджету института это обошлось в полмиллиона гривен, а общественность сочла этот «голодоморный банкет» кощунством. В 2020-м году, по запросу нардепа Бужанского, ГБР открыло по данному факту уголовное производство (растрата), что вызывало у Вятровича истерику. «У нас снова будут судить за правду о голодоморе?!»восклицал он, утверждая, что данный банкет был только скромным обедом для участников конференции, а возбужденное уголовное производство «выгодно России».

— На День космонавтики в 2021 году Вятрович заявил, что Украине чужда и не нужна история советской космонавтики, заодно приплев сюда День Победы, Высоцкого и Цоя. «Ленин, Сталин, Гагарин, Булгаков и Высоцкий с Цоем — всего лишь разные уровни одной и той же имперской луковицы. Сквозь слезы ее чистим, чтобы понять: она нам, украинцам, совсем не нужна!»,высказался тогда Вятрович, вызвав большое негодование в обществе.

Последнее прибежище «патриота»

В свете политики нынешней власти, мало чем отличающейся от предыдущей, Владимир Вятрович и сегодня органично бы смотрелся в кресле директора Института национальной памяти. Однако с командой Зеленского его отношения не задались сразу, и в сентябре 2019-го он был уволен «по соглашению сторон». Безработному историку протянула руку помощи команда Порошенко: на парламентских выборах Вятрович был в списке «Европейской солидарности». В ноябре 2019-го свой мандат ему уступила Ирина Луценко (жена Юрия Луценко), сложившая свои полномочия якобы по состоянию здоровья. Видимо, что профессиональный «политический тролль» Вятрович оказался для Порошенко куда более полезным (в том числе в свете связей с украинской диаспорой США), чем услужливая Ирина Луценко.

Заодно Вятрович продолжает заниматься любимым делом, хоть и в меньших масштабах, в своем «Центре исследований освободительного движения», директором которого сейчас является его супруга Ясина Ясиневич. Например, вместе они снимают серию публицистических фильмов о распаде СССР, правда щедрый спонсор этого проекта остается неизвестным. Возможно, это тоже гранты, на которые уже давно привыкла жить их семья. Особенно учитывая, что Ясиневич является челном совета Реанимационного пакета реформ (организация существует на западные деньги) и заместителем главы общественного совета при Госагентстве по вопросам электронного управления Украины.

Добавьте Klymenko Time в список ваших источников

Новости

«Замерзнуть или влезть в долги – что мне делать зимой?»: в Киеве снова вышли на тарифный протест

«Замерзнуть или влезть в долги – что мне делать зимой?»: в Киеве снова вышли на тарифный протест

Немедленно верните реформатора-Мишу домой! Арахамия «отжег», на этот раз без барабанов

Немедленно верните реформатора-Мишу домой! Арахамия «отжег», на этот раз без барабанов

Не грызи, а соси: столичный активист пытался «воспитывать» молодых цыганок

Не грызи, а соси: столичный активист пытался «воспитывать» молодых цыганок

Украине все должны: в РФ назвали газовую политику Киева иждивенческой

Украине все должны: в РФ назвали газовую политику Киева иждивенческой

Пять лет искали и наконец нашли. В СБУ отрапортовали об очередной успешной спецоперации

Пять лет искали и наконец нашли. В СБУ отрапортовали об очередной успешной спецоперации

Арестович строит планы: Украина рассматривает девять возможных сценариев войны с РФ

Арестович строит планы: Украина рассматривает девять возможных сценариев войны с РФ

Украинцы были брошены на съедение волкам: разгромная статья в Forbes — еще один сигнал Зеленскому

Украинцы были брошены на съедение волкам: разгромная статья в Forbes — еще один сигнал Зеленскому

Антиковидные перспективы: рейды и штрафы для нарушителей карантина, а также бустерная вакцинация

Антиковидные перспективы: рейды и штрафы для нарушителей карантина, а также бустерная вакцинация

С автоматом и фейерверком: Кива напомнил о годовщине смерти Бандеры

С автоматом и фейерверком: Кива напомнил о годовщине смерти Бандеры

По мотивам заседания СНБО: что общего у Моргенштерна и Стефанчука, ошибочка с ворами в законе и почему не будет санкций по офшорам Зеленского

По мотивам заседания СНБО: что общего у Моргенштерна и Стефанчука, ошибочка с ворами в законе и почему не будет санкций по офшорам Зеленского

Соросизмы: true kampf «неуловимых Джо» из УПА с нацистами и евроинтеграционная конспирология для гурманов

Соросизмы: true kampf «неуловимых Джо» из УПА с нацистами и евроинтеграционная конспирология для гурманов

Украина и ЕС осудили перепись населения в Крыму. Россия ответила, что это — не наше дело

Украина и ЕС осудили перепись населения в Крыму. Россия ответила, что это — не наше дело

    facebook share telegram share twitter share viber share