Уголовное дело Матиоса и КО: вымогательства на $1 млн

04.11.2019 9:22 Статья

 

В конце августа 2019 года Киевский апелляционный суд признал незаконным постановление о закрытии уголовного дела по факту вымогательства 1 миллиона долларов экс-главным военным прокурором Анатолием Матиосом и его заместителем Дмитрием Борзых у семьи экс-налоговика Станислава Денисюка. Суд обязал прокуратуру возобновить производство.

И если при генпрокуроре Юрии Луценко это дело пытались вначале превратить в торпеду против главы САП Назара Холодницкого, а затем и вовсе решили закрыть, то сейчас — уже при новом главе ГПУ Руслане Рябошапке появился реальный шанс привлечь к ответственности Анатолия Матиоса, его ближайшее окружение и в перспективе – самого экс-генпрокурора Юрия Луценко.

Разбираемся в подоплеке этого громкого коррупционного скандала вместе с Арминой в ее новом блоге на  Klymenko Time.

Схемы Анатолия Матиоса и КО

Эта история началась еще 24 мая 2017 года, когда экс-глава налоговой администрации в Харьковской области Станислав Денисюк был задержан в рамках так называемого «вертолетного дела».

Тогда, напомним, главный военный прокурор Анатолий Матиос открыто заявлял, что стремится возглавить создаваемое Государственное бюро расследований. И устраивал для этого яркие пиар-шоу. Одним из них стало задержание экс-сотрудников налоговых органов, которых на вертолетах и под камеры свозили в Киев, где их брифингом встречал лично Анатолий Матиос и глава МВД Арсен Аваков.

Обвинения экс-налоговиков «Януковича»

Налоговики были задержаны в рамках уголовного дела “преступной организации Януковича”. Матиос инкриминировал налоговикам, а затем и самому экс-министру доходов и сборов Александру Клименко, организацию налоговых схем, от которых государство якобы пострадало на 96 млрд. гривен.

Как стало известно позже, обвинение экс-налоговиков строится на некой анонимке от сотрудников Государственной налоговой службы, которая была написана на имя Матиоса спустя несколько дней после незаконной передачи этого производства в ведомство военной прокуратуры в мае 2016 года.

Незаконной, поскольку к тому моменту экономическими преступлениями экс-чиновников уже должно было заниматься ново созданное НАБУ.

Ряд задержанных сотрудников экс-налоговой тогда были сразу же  выпущены под залог или личное обязательство по решению суда. Но часть экс-чиновников оставалась под стражей.

По словам адвокатов задержанных, в их адрес поступали угрозы и оказывалось давление. Прокуроры вынуждали их признать вину и пойти на сделку со следствием.

Так, экс-руководитель налоговой инспекции Ленинского района Луганска 58-летний Владимир Дубель был жестоко избит сокамерником в изоляторе временного содержания сразу после допроса прокурором следственного отдела управления процессуального руководства и надзора военной прокуратуры Евгением Грабовским, который не получил согласия от Дубеля сотрудничать со следствием.

В августе 2017 года экс-глава налоговой инспекции Подольского района Киева Алексей Ярошенко умер от сердечного приступа. Его адвокат Юрий Иващенко утверждал, что, по информации близких, на Ярошенко жестко давили из военной прокуратуры, склоняли к сделке со следствием, угрожали уголовным наказаниями ему и его семье.

Налоговый генерал из Харькова Станислав Денисюк был в числе тех, кто отказывался идти на сделку с подчиненными Матиоса.  60-летний фискал почти год провел под арестом в одиночной камере ИВС на Косогорном переулке в Киеве, и только в конце марта 2018 года он был переведен в СИЗО. Помещение налогового генерала именно в это учреждение прокуроры объясняли грозящей жизни Денисюка опасностью. Адвокаты же называли условия содержания Денисюка «изоляцией и пытками» и подали соответствующую жалобу в Европейский суд по правам человека.

Вымогательство у семьи Денисюка

Само же «дело налоговиков» было передано в суд только в апреле 2019 года (почти через 2 года после задержания экс-налоговиков), но подготовительные слушания по нему так и не начались.

Конечно же, всем понятно, «вертолетное дело» Матиос и его подчиненные использовали для громкого пиара, а также для «обилечивания» экс-налоговиков. Не миновала такая участь и Станислава Денисюка, о чем свидетельствуют детали уголовного производства.

Согласно фабуле этого дела, к детям Денисюка – Денису и Татьяне, сразу же после задержания их отца обратились некие посредники. Они предложили решить проблему с военной прокуратурой. Сумма «вознаграждения» за такие услуги была заявлена в размере 1 миллиона долларов, которая должна была быть передана главному военному прокурору Анатолию Матиосу и его заместителю Дмитрию Борзых. В обмен вымогатели обещали  Станиславу Денисюку отмену уголовного преследования и конфискации имущества.

Из материалов судебных дел и заявлений адвоката семьи Денисюка Сергея Вилкова следует, что 25 мая 2017 года дочери Денисюка Татьяне позвонила знакомая, некая Наталья Надточей. Надточей сообщила, что ее супруг Александр Клименко, но не экс-министр, а просто однофамилец, может помочь семье Денисюк решить их проблемы с правоохранительными органами. После телефонного разговора дети Денисюка встретились с Клименко, где он сообщил, что представляет интересы должностных лиц ГПУ и может за миллион долларов посодействовать в освобождении отца.

Александр Клименко

Сразу же после получения этого предложения дети Денисюка заявили о вымогательстве в генеральную инспекцию прокуратуры. Согласно материалам дела, Клименко во время дальнейших встреч выдвинул условие передать ему $200 тысяч, чтобы так сказать «продемонстрировать должностным лицам ГПУ серьезность намерений по решению вопроса».

Передача денег под контролем правоохранительных органов состоялась 22 июня 2017 года. Деньги по требованию Александра Клименко передавались его супруге – Наталье Надточий. При этом, средства для этого были использованы не бюджетные, как обычно делается в таких случаях, а личные средства Татьяны Денисюк.

Сразу после передачи денег пара Надточий-Клименко, как следует из судебных материалов,  прекратила общение с детьми Денисюка. Вскоре посредник покинул пределы Украины, выехав за границу. При пересечении границы он не был задержан. Несмотря на пул собранных доказательств о его преступной деятельности даже сегодня этот мужчина не объявлен в розыск. Покрытой мраком осталась и судьба врученных ему денег. Искать ее следы в кабинетах высокопоставленных фигурантов дела о вымогательстве, к которым ездил на рандеву посредник, силовики не стали.

Телефонный разговор с вымогателями Денисюк

В сентябре 2017 года адвокат Сергей Вилков, представляющий интересы семьи Денисюк, в эфире одного из телеканалов предоставил журналистам запись разговора дочери арестанта Татьяны с посредником. На нем она обсуждает детали «выкупа» отца, где называются имена трех мужчин, от которых зависит позитивное решение вопроса – «Толя, Юра и Ярик».

Вилков пояснил, что речь идет о главном военном прокуроре Анатолии Матиосе, главе ГПУ Юрии Луценко и председателе Апелляционного суда Киева Ярославе Головачеве.

Второе дыхание дело о взятке получило уже в ноябре 2017 года. Уголовное производство, возбужденное по заявлению детей Денисюка, из Генеральной инспекции ГПУ было передано в Департамент по расследованию особо важных дел, управление процессуального руководства которого на тот момент возглавляла Ольга Варченко.

В департаменте Варченко сразу же изменили дело — с особо тяжкой статьи получение взятки, его переквалифицировали на статью о мошенничестве, таким образом, выведя сотрудников ГПУ из-под подозрений.

Денисюки не были согласны с такой переквалификацией дела. Они подали ряд обращений в НАБУ с просьбой зарегистрировать уголовное производство в отношении Анатолия Матиоса по мотивам его возможной причастности к вымогательству взятки. Но ведомство Артема Сытника отвечало отказами.

Тем временем, в рамках расследования судьи Печерского суда дали доступ прокурорам к телефонным разговорам подозреваемых. Чьи именно телефоны прослушивались, узнать нельзя – в решениях суда они обезличены.

Но самый неожиданный поворот дело получило позже, когда глава специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий обнаружил в своем аквариуме «жучок». Это то самое знаменитое «аквариумное дело», которое возникло в ходе обострения противостояния между главой НАБУ Артемом Сытником и главой САП и чуть не привело к отставке последнего.

Как выяснилось, жучок был установлен у Холодницкого именно в контексте этого дела. Якобы, именно Холодницкий был бенефициаром получения этой взятки.

Параллельно с этими событиями в марте 2018 года состоялось общение Вилкова и Денисюка-старшего с главным военным прокурором и его подчиненными — заместителем Дмитрием Борзых и прокурором Андреем Филюком.

На этой встрече Матиос упрекнул сторону налогового генерала в попытке очернить его имя. Матиос также уведомил Денисюка о том, что под его дочь усиленно копают антикоррупционные органы, и вскоре Татьяне будет объявлено о подозрении.

А еще,  предложил детям налоговика обратиться с заявлением на имя Юрия Луценко, в котором они просили бы поручить расследование производства о вымогательстве с них денег за освобождение отца в Главную военную прокуратуру.

Дело против дочери Денисюка

 Из слов Анатолия Матиоса, следовало, что конечным бенефициаром получения денег от Денисюков выступал именно руководитель САП Назар Холодницкий. Но чета экс-налоговика не согласилась на предложение Матиоса. А после этого в отношении дочери Денисюка Татьяны, работавшей судьей в Хозяйственном суде Харьковской области, было возбуждено уголовное дело. Тут же у детей налогового генерала были проведены обыски, Татьяне было объявлено о подозрении в злоупотреблении служебным положением и вынесении заведомо неправосудного решения.

Прокуроры настаивали на избрании дочери арестованного налогового генерала меры пресечения в виде ареста с альтернативой внесения залога в размере 6 млн. грн. На этом заседании суда адвокат Вилков заявил, что преследование его клиентки напрямую связано с делом отца и желанием военных прокуроров получить от него сведения против Холодницкого.

Юрий Луценко опроверг вымогательства Матиосом и КО

Адвокаты обратились к Юрию Луценко с просьбой «вернуть» расследование дела о вымогательстве любому другому структурному подразделению ГПУ, за исключением Главной военной прокуратуры. Но это прошение так и не было удовлетворено генпрокурором.

Вместо этого 16 апреля 2018 года, генпрокурор Юрий Луценко на пресс-конференции дал понять, что отработка версии о возможной причастности к вымогательству денег у Денисюка со стороны Матиоса и Ко не нашла подтверждение.

Тогда Луценко утверждал, что $200 тыс. дети налогового генерала передали под контролем правоохранителей «мошеннику» Клименко, который затем вручил их некоему «гражданскому лицу». Позже этим “гражданским лицом” был назван Богдан Якимец, кум Назара Холодницкого.

Именно в связи с этим и была получена санкция на прослушку Назара Холодницкого, которая затем вылилась в «аквариумную историю».

Тогда в своем Facebook журналист Владимир Бойко, которого на тот момент считали близким к Матиосу, написал, что супружеская пара Клименко и Надточей покинула пределы Украины, а сам Клименко — «известный прокурорский «решала», который знаком с рядом высокопоставленных силовиков, и в том числе с директором НАБУ Артемом Сытником.

Чуть позже, прокуроры все же провели ряд обысков и  объявили о подозрении Александру Клименко и Наталье Надточей, а после этого был проведен обыск и у Богдана Якимца, которого журналисты назвали “неформальным помощником” Назара Холодницкого.

Страсти по Холодницкому, против которого объединились Сытник и Луценко, бушевали до середины лета 2018 года. Главы НАБУ и ГПУ даже передали квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров жалобы на руководителя САП. В основу жалобы были  положены детали из обнародованных аудиозаписей из кабинета Холодницкого, на которых речь шла о подстрекательстве свидетеля к даче неправдивых показаний, о сливе данных о предстоящих обысках и о прессинге на чиновников для принятия «правильных» решений. За это главу САП призвали уйти с должности. Его также обвиняли в препятствовании расследованию некоторых производств НАБУ.

Уголовное дело против Назара Холодницкого

Холодницкий получил только выговор, а к концу 2018 года СБУ и вовсе закрыла уголовное дело против него.

И дело о взятке также начали «спускать на тормозах. Судья Печерского суда Алексей Соколов постановил прокуратуре вернуть одному из тех, кого обыскали в апреле 2018 года 10000 долларов, поскольку они так и не были признаны вещественным доказательством. Были ли это деньги Якимца или же кого-то из четы Клименко-Надточей, неизвестно. Но их уголовное дело, уже летом этого года было закрыто.

В решении указывалось, что в ходе расследования, в т.ч. через негласные следственные действия факта вымогательства у детей Денисюка за освобождение их отца должностными лицами военной прокуратуры или любыми другими представителя ГПУ не было установлено.

Семья Денисюка, конечно, пыталась оспорить закрытие дела в Печерском суде, но безуспешно. Суд отказал даже в жалобе адвокатов Денисюка на бездеятельность должностных лиц ГПУ.

Уголовное дело против Матиоса и Луценко?

И так бы это дело и было похоронено, если бы не настойчивость семьи Денисюк. Летом, за пару дней до увольнения Матиоса из главной военной прокуратуры, они добиваются победы в Киевском апелляционном суде, который постановил вернуть материалы уголовного расследования в ГПУ для проведения досудебного расследования.

В своем решении апелляционный суд указывает, что расследование было проведено с нарушениями в части обеспечения «всестороннего, полного и непредвзятого исследования обстоятельств уголовного производства».

В своей апелляционной жалобе адвокаты Денисюка продолжают настаивать, что субъектами вымогательства миллиона долларов были непосредственно служебные лица ГПУ  — Луценко, Матиос и Борзых.

У Денисюка считают, что в ходе следствия не были допрошены Матиос, Луценко и другие «неизвестные должностные лица», потому расследование не было полным. А ГПУ вообще не имела права вести это расследование, поскольку оно находится в компетенции НАБУ.

И если в прокуратуре под руководством Луценко это дело по тихому закрыли, то уже при новом главе ГПУ Руслане Рябошапке оно может получить второе дыхание.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное