Тюрьма не приговор для украинского политика

01.04.2018 13:30 Статья

 

Политическая ситуация в Украине сегодня довольно динамична и слабо поддается логическим прогнозам. Сегодня тебе присваивают почетное звание Героя Украины, завтра – отправляют на скамью подсудимых и обвиняют в подготовке масштабного теракта.  Как в пословице — «от тюрьмы, да от сумы — не зарекайся!». Чем же сегодня является тюрьма для политзаключенных – поводом для национальной гордости или шансом на политический успех. Об этом и говорим сегодня в программе «ВыЖить».

Напомним, что 22 марта 2018 года Верховная рада Украины проголосовала за снятие неприкосновенности с народного депутата Надежды Савченко, а также дала согласие на задержание и арест. 23 марта суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 59 дней, после чего нардеп объявила голодовку.

Савченко — образ противостояния

Надежда Савченко – это своего рода образ бойца, заряжающий противостоянием, который очень вовремя наложился на запрос общества. Ведь после 2014 года в политическую моду вошли образы воинов и защитников, независимо от пола политиков.

Интересная история, когда из героини в российской тюрьме превращаешься в преступника в украинской. Это ситуация ярко характеризует внутреннюю украинскую нестабильность и эмоциональные качели.

Доктор социологических наук, главный советник Института стратегических исследований «Новая Украина» Виктор Щербина говорит, что существует базисный миф, рождения и смерти.

«Смерть власти – это не смерть общества. Пусть власть периодически умирает, чтобы общество продолжало жить». Это один из принципов демократического представления о политическом процессе. Происходит постоянная символическая смерть власти и политиков. Символическая смерть и связанная со страданием. Сам процесс заключения – это и есть символическая смерть. Тюрьма, как социальный механизм, это часть жизни нашего общества, при чем, полноценная. Это механизм социального контроля, наряду с больницей, со школой. Тюрьма, это как социальный институт, который позволяет человеку, который допустил неправильный поступок, исправиться. Политик, когда попадает в тюрьму, становится той фигурой, которая олицетворяет единство одного и второго. Имел определенный социальный статус в обществе, депутат какой-то, потом от этого социального статуса он избавляется. То есть все, что было раньше после символической смерти уже к нему не относится. Это способ избавиться от тех обещаний, всех тех надежд, которые связывали с предыдущим этапом с этим политиком, оставить их и выйти, как бы обновленным, с новой фигурой. Это очень удобный способ манипулирования в том отношении, чтобы сказать, что я тот же самый, но другой. Обнулить свою прошлую историю и начать снова», — рассказывает Виктор Щербина.

Как ни удивительно, но примеры обновления и улучшения собственного образа путем преодоления на первый взгляд немыслимых преград попали в наше сознание еще из сказок. Мораль многих ведь заключается в том, что «добрые молодцы» преодолев смертельно опасные испытания, затем одерживали победу.

Тюрьма для политика в Украине — шаг к возрождению

Возвращаясь к нашим сегодняшним реалиям, все зависит, конечно, от политического мастерства и возможностей. Скорее это шаг к возрождению, нежели забвению. Немного украинских политиков, которые остаются обыкновенными заключенными, не перенося в публичную плоскость свою борьбу хотя бы по смирению, принимают новый статус и забывают о политике, хотя бы на какое-то время. Для многих, тюрьма – это ничто иное, как новый толчок в политической карьере.

Тем более, в условиях наличия огромного количества информационных инструментов, гораздо выгоднее создавать вокруг собственной персоны много информационного шума, играя роль наказанного за политические убеждения, но никак не за противоправные деяния. Более того, открываются и новые возможности:

— это шанс обновить имидж, либо же провести ребрендинг существующего;

— это способ заявить о себе довольно широкому кругу одновременно;

— для некоторых – это удобный случай реанимировать политическую карьеру

Юлия Тимошенко в тюрьме

История помнит удачные примеры обновления политического образа тюремным заключением. Самая яркая «политическая узница» — лидер Батькивщины Юлия Тимошенко. Находясь в заключении, Юлия Владимировна взяла курс на культивирование сострадания к своей персоне за решеткой как со стороны украинцев, так и международных политиков, общественности и СМИ.

Образ несломленной воли, однако, требующей защиты – довольно удачный для понимания украинцами, еще и  «работающий» стереотип – женщина, просящая защиты от тирана-уголовника, несомненно повлиял на имидж последнего как на территории Украины, так и за рубежом. Несколько смазанным вышел образ Тимошенко, как ни странно, при выходе из тюрьмы в феврале 2014 года. Освобождение поразительно отразилось на Юлии Тимошенко и на ее здоровье. С трудом передвигающаяся, практически умирающая на глазах мировой общественности недавняя арестантка чудесным образом исцелилась, встала и стремительно пошла покорять новые политические вершины.

Юрий Луценко в тюрьме

Еще один политический узник Юрий Луценко, проведя в заключении 833 дня, преобразился в роль кума и ближайшего соратника нынешнего президента. Юрий Витальевич, не проявив особых политических амбиций после освобождения, выдержал паузу и примкнул уже к новой провластной силе. И занимаемая ныне должность свидетельствует лишь о том, что в политике пути абсолютно неисповедимы – вчерашний заключённый вполне может стать генпрокурором.

Болезни политиков Украины

В этом контексте невозможно не вспомнить о заболеваниях украинских политиков, о которых общественность узнает только после выдвинутых обвинений, арестов, судов и наказаний. И чаще всего из пышущих здоровьем и красотой политиков они превращаются в немощных, отрешенных и крайне больных личностей.

Доктор социологических наук, главный советник Института стратегических исследований «Новая Украина» Виктор Щербина

«Есть механизмы эмпотии. Когда мы видим человека, который плачет, мы эмоционально подключаемся и мы тоже расстраиваемся. Болезнь – это предъявление доказательств. «Вот у меня такие синяки, рядом со мной врач сидит» — это все буквализация вот этой символической смерти. Это аргумент, с которым не поспоришь, если человек заболел, то это с ним случилось. Уже ты не скажешь, что ты сам виноват. Это выход за рамки этического пространства, но при этом вызывается сочувствие. То, что эти болезни – это телевизионная картинка, которая часто бывает, а кто-то верит в это. Болезнь показывается как то, что преодолевается при наличие каких-то неординарных свойств у этого человека. Любой в это бы ситуации умер, 80 днях голодовки. Она не умерла, значит, она чем-то так отличается от нас, что она способна выдержать, потом начинают рассказывать, что это за качество. Это любовь к Родине, это любовь к людям, это сильная воля и прочее. Это позволяет жить без еды, без воды, без воздушного пространства. Мы уже смотрим на него другими глазами, в которых возникает харизма святости. И это становится аргументом потом, я как скажу, так вы и поступайте. Потому что во мне есть то, чего нет у вас. Стремление попасть в тюрьму – это накачка харизмы. Если звезды зажигают, это кому-то нужно. Искусство политтехнолога выстроить биографию определенным способом, описание этого человека, чтобы он воспринимался как носитель этих качеств. И тогда он попадает на политическую сцену, и мы видим. Вот это злодей, а это Агнец, это человек, который поборол зло. И мы этот спектакль тогда воспринимаем. Тюрьма символическая и тюрьма реальная, это две большие разницы», — рассказывает Виктор Щербина.

Конечно же, освобождение лечит. Однако, в стереотипном восприятии украинцев политический заключённый обязательно имеет проблемы со здоровьем, много читает, периодически голодает и пишет.

Политики используют свои книги, как инструмент

Еще один коммуникационный инструмент, который используют политзаключенные, это книга. Так, Юрий Луценко не без помощи Мустафы Найема представил народу книгу «По обе стороны колючей проволоки», а главная узница Кремля Надежда Савченко, еще будучи в заключении, подарила миру «Сильное имя — Надежда», из которой общественность узнала много нового об отношении Надежды к Майдану, сепаратистам, мужчинам и алкоголю. Лидеру «Батькивщины» Юлии Тимошенко писательскую функцию предпочитает передавать на аутсорсинг специалистам. Так, свет увидели книги «Юлия Тимошенко: Завоевание Украины» итальянского журналиста-писателя Сандро Тети, «Юля. Второе дыхание» Андрея Кокотюхи, «Уряд Юлії Тимошенко» Сергея Руденко.

«Я попал в подземный мир, я отрешился от этого всего, я увидел это все в целом, я переосмыслил это все, во мне появилась новая способность понимания того, чем я жил и мы жили раньше. То, что я пишу книгу это результат моей полученной мудрости. Простой человек написать книжку не может, по определению. Это демонстрация, что это особый человек. Мы знаем, что за многих пишут. Как шутил когда-то Вацлав Гавел когда его президентом избрали, а где вы были в это время, он ответил, я был там где готовят в президенты, имея ввиду, что сидел в тюрьме. Книга сама по себе это образ и способ видения реальности. Когда читаем книгу мы становимся, вольно ли невольно на позицию автора. С точки зрения манипуляции поставить читателя на точку зрения, которая выгодна мне. Это введение новой информации. Мы очень много говорим о том, какое у нас свободное информационное пространство, но реально определенного рода информация не попадает человеку», — рассказывает Виктор Щербина.

«Человек по своей природе существо общественное. И будучи лишенным общаться с другими людьми, он страдает очень сильно. А написание книги – это общение с воображаемым читателем. Когда человек пишет книгу, он выходит за рамки всего что его окружает. Он погружается в какой-то не повседневный мир, совершенно другой, и это позволяет ему отрешиться от тюрьмы. Он ее не видит, он освобождается от этого. Это условия для написания книг на самом деле. Человек отрешен от всего и может посвятить себя творчеству. Но если человек на это способен», — добавляет Щербина.

Тюрьма влияет на формирование образа политика

Как показывает практика, политзаключение ставшее таковым в силу разных обстоятельств, несомненно, влияет на формирование образа политика.  При грамотном подходе и при использовании факторов внешней среды, пребывание в тюрьме может создать платформу для сострадания, доверия и недовольства в целом нынешним политическим режимом.

Как видим, Надежда Савченко уже начала свой новый виток в политической карьере из тюрьмы, ее ролики уже заполняют информационное пространство. То ли еще будет. При этом, следует помнить, что обновление политическим заключением – шаг серьезный, требующий немалой силы и воли политика, выразительной харизмы и продуманных коммуникационно-информационных кампаний. Без наличия, которых заключение может стать в глазах народа оправданным.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное