«Томос имени Порошенко» и приключения религии в Украине

19.10.2018 5:08 Статья
Порошенко, Томос, Парасюк

Так уж сложилось, что первый и второй выпуски «Политики в печенках» на нашем канале были посвящены языку и армии. В третьем, согласно канонам, освященным самим Порошенко, надо говорить о вере.

Как раз к новому государственному празднику, Дню защитника Украины 14 октября, ожидался переход церковного конфликта в стране в силовую фазу. Ведь этот день считают своим украинские ультраправые, проводящие уже ставшие традиционными марши УПА. К счастью, этого не случилось. А что же произошло? «Смотр сил» украинских праворадикалов, предвыборная засветка Порошенко на церковной теме и реальный старт углублению раскола в украинском православии с далеко идущими последствиями. Говорим об этом в новом выпуске.

Что решил Синод и как отреагировали «эксперты»

Как это и заведено в украинском Facebook, за последние недели практически все пользователи стали специалистами в православном каноническом праве.

Робкие попытки разобраться в церковном праве позволили сделать два вывода:

1. Доказать и обосновать там можно все, что угодно.

2. Именно поэтому никто никому ничего не докажет.

Начнём с того, что Синод Константинопольского патриархата, заседавший в прошлые среду и четверг, принял решение по «украинскому вопросу». Решение это, короткое, но по дипломатически закрученное, вызвало много споров и разночтений. По сути, Вселенский патриархат снял наложенную Московским патриархатом ещё в начале 90-х анафему на Филарета и главу УАПЦ Макария. Вслед за этим, Синод обнулил решение 1686 года, когда Константинополь передал Москве право назначать киевских митрополитов и назвал православные приходы Киева и всей Украины своими.

Как справедливо отметили наблюдатели, юридически это решение создаёт куда больше вопросов, чем ответов.
Но президент Порошенко отреагировал на решение иерархов в Стамбуле молниеносно, заявив, что мол Украина уже получила автокефалию. Или получает в эти самые минуты и секунды. На самом деле это не так.

Четыре главных вывода по решению Синода

Во-первых, это конечно же не был Томос. И процедура дальнейших шагов к нему не вполне ясна. Варфоломей формально объявил все православные приходы подчиняющимися себе, и станет ли он спешить с отказом от этого, или попытается закрепить своё первенство тут – вопрос времени. Филарет в своё время уже говорил, что, мол, подчинение Стамбулу столь же неприемлемо, как и подчинение Москве, однако под выборы власти могут быть готовы представить и промежуточный «недорезультат» своей активности как безусловную «перемогу».

Во-вторых, теперь должен состояться так называемый объединительный собор украинских епископов, к которому Томос и должен быть приурочен. Легализировав Филарета и Макария, Константинополь создал «правильное» большинство на таком соборе – однако пойдут ли туда епископы канонической УПЦ, и много ли их будет? Есть разные данные, но скорее всего это будет весьма незначительная их часть.

В третьих, неизбежно приближаются выборы, и Варфоломей со своими решениями очень рискует превратиться в статиста в кампании Порошенко, что, конечно же, не добавит престижа ни ему, ни церкви в целом. Следственно, форсировать танцы с томосом сейчас – очень сомнительная идея, и если этого делать не станут, то неопределённость затянется как минимум до окончания избирательной лихорадки в Украине. Сможет ли Порошенко ухватить Варфоломея за бороду или нет – тоже интересный сюжет для наблюдения.

В конце концов, уже начинает оформляться чуть ли не крупнейший раскол в мировом православии, сопоставимый с 1054 годом, когда взаимными проклятиями обменялись Патриарх Константинопольский и Папа Римский. На прошедшем в Минске Синоде иерархи РПЦ разорвали евхаристическое общение с Константинополем – то есть прихожанам Московского патриархата не позволяется посещать службы в приходах патриархата Константинопольского, в том числе – и монастырей горы Афон. Градус конфликта явно растёт, и смогут ли другие православные церкви – Сербская, Болгарская и другие – содействовать поиску компромисса и разрядки – тоже вопрос будущего.

Как видим, попытка власти начать игру в церковную политику уже привела к возрастанию неопределённости, в которой вполне ощутимо маячит силовое противостояние за церковное имущество, начиная с Киево-Печерской лавры.
А пока Порошенко очень удачно использует церковную тему в своей избирательной кампании и получил в лице Филарета, Макария и раскольничьих церквей чуть ли не самых преданных агитаторов  этой кампании.

Как уже было сказано, решение Константинопольского синода появилось накануне нового государственного праздника – дня защитника Украины. Забавно вникнуть в историческую подоплёку этого. Сам праздник Покрова Богородицы возник в честь того, что по церковному преданию, в осаждённом Константинополе молящимся жителям явилась Богоматерь, распростав над ними ткань, символизирующую защиту. После этого осаждающие потерпели поражение. Забавно, что по одной из версий, столицу Византии тогда осаждало древнерусское войско с киевским князем во главе.
Праздник этот особо чтился в казачестве. Чтобы подчеркнуть связь с ними, идеологи ОУН «задним числом» привязали дату создания УПА именно к 14 октября 1942 года – хотя документы говорят, что это случилось аж зимой 43-го, как раз накануне начала польских погромов на Волыни.

Таким образом, «секретари по идеологии» нашего нынешнего ЦК на Банковой с Днём защитника Украины наскоро сварили сборную солянку. Своим этот праздник считают исключительно ультраправые, считающие себя продолжателями дела Степана Бандеры, для рядовых же граждан это не более, чем дополнительный осенний выходной.

Молебны и праздники «имени Порошенко»

Казённую суть нового праздника ярко показал прошедший утром 14 октября молебен на Софийской площади.

Мероприятие, по словам Порошенко, призванное объединить общество, армию и церковь, скорее объединило бюджетников из районных центров, свезённых добровольно-принудительно. Из сказанного гарантом на мероприятии, пожалуй, самое главное – это призыв не захватывать храмы силовым путём.

Главным событием дня, конечно, был «Марш УПА» с участием Нацкорпуса и Нацдружин, Свободы, С14 и других ультраправых организаций. Наряду с Днем рождения Бандеры 1 января, это — главный повод для этой публики продемонстрировать свою массовость и влиятельность. Это им, безусловно удалось – по оценкам, участников было более 10 тысяч.

К счастью, не произошло худшего, что ожидалось от сборища молодых радикалов – не было попыток захвата Лавры и других храмов официальной УПЦ. Тут сыграл роль ряд факторов – и давление власти с целью не нагнетать ситуацию с оглядкой на неопределённость с томосом, и нежелание вызывать «обеспокоенность» Запада эскалацией насилия. Сами же вожди ультраправых пока не готовы идти на прямую конфронтацию с властью, демонстрируя послушность и продолжая накапливать силы и медиа-присутствие.

Также на конференции случился и конфуз. На марше были замечены люди с баннером немецкой организации Junge Nationalisten, молодёжного крыла откровенно ультраправой Национал-демократической партии Германии, НПД.

Забавно, что отдельные члены NPD известны своей пророссийской позицией, в том числе и по вопросу Крыма. Так, в 2013 году член партии Олаф Розе хвалил Владимира Путина за защиту «русской идентичности от западного влияния». В 2014 году вице-председатель NPD Карл Рихтер призвал НАТО прекратить военную агрессию в Украине. В 2015 году глава NPD Удо Фогт хвалил политику Путина на конференции ультраправых в Санкт-Петербурге.

В 2013 году NPD договорилась с ВО «Свобода» о сотрудничестве по построению в Европе националистических государств как альтернативы Евросоюза. Позже партия выступила против вступления Украины в ЕС. Естественно, в 2014 году отношения у геноссе разладились – тем забавнее увидеть их молодёжку на Марше УПА спустя время.
Стоит заметить, что по совпадению в Берлине 14 октября около 240 000 человек приняли участие в марше против расизма, ксенофобии и ультраправых. О такой массовой сознательности у нас остаётся только мечтать.

Что мы имеем в итоге? Украинские власти продолжают играть в нагнетание в церковном вопросе, а ультраправые с готовностью ждут момента, когда смогут встроиться в процесс силового передела храмов. На фоне того, что Украина названа беднейшей страной Европы, власти продолжают делать ставку на архаичную триаду вера-мова-армия. Бабахнут артсклады – возьмёмся за автокефалию, подвиснет вопрос Томоса – подкинем угольку к украинизации. Простор для затей здесь широкий. Дело лишь в том, что лично Порошенко и его заклятых друзей эти игры могут и не спасти, а выпущенного джинна с церковно-гражданским противостоянием и бесконтрольностью ультраправых назад в кувшин не запихнёшь.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное