Суд по делу Вышинского в Киеве: журналист дал интервью

21.03.2019 10:05 Статья

 

Кассационный уголовный суд Верховного суда Украины, 20 марта, рассматривал жалобу адвокатов на незаконный арест журналиста, руководителя портала «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского.

Напомним, что ГПУ и СБУ подозревают журналиста в госизмене, хотя у Вышинского двойное гражданство (Украины и России – ред.).

На заседание суда присутствовала Уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. В результате заседания дело отправлено на рассмотрение объединенной кассационной палаты этого суда. Сам Вышинский считает это решение «маленькой победой».

Во время заседания суда нам удалось взять интервью у Татьяны Москальковой, и у самого Вышинского.

Суд по делу Кирилла Вышинского

Перед началом суда Татьяны Москальковой рассказал, что для нее значит это дело и как она оценивает правосудие в Украине.

«Это дело совершенно особое, потому что оно касается судьбы журналистов, выполняющих свою профессиональную деятельность. Как известно, Европейский суд по правам человека неоднократно обращал внимание на это. Статья 150 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод и Хельсинский заключительный акт говорит о том, что необходимо создавать все условия, для того чтобы журналисты осуществляли свою профессиональную деятельность. Мы знаем, что выслали журналистку Соловьеву, но это было в прошлом году. Очень нехорошие симптомы, когда журналистам не дают возможности заниматься своей деятельностью. А когда привлекается к уголовной ответственности журналист, то это снижает градус демократии государства. Но есть очень тонкая грань между свободой слова и экстремизмом. И когда совершенно очевидно, что это вопросы свободы слова, что человек выражает свое мнение, то есть надежда, что суд правового государства найдет справедливое решение. В любом случае, Кириллу Вышинскому за 50 (лет – ред.) и прошлый суд был связан с необходимость оказания экстренной медицинской помощи. И я как уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, очень надеюсь, что справедливость суда, по крайней мере в отношении меры пресечения, будет очевидна и он будет иметь возможность на замену меры пресечения», — рассказала Уполномоченная по правам человека в РФ Татьяна Москалькова.

Как изменилась свобода слова в Украине за последние годы?

«Ситуация остается по-прежнему сложной, потому что список запрещенных СМИ остается на том же уровне и даже мы знаем конкретные фамилии людей, включая Примакова, въезд, которому не был разрешен в Киев. Это проблема очень многих государств, поэтому сегодня все мировое сообщество борется за журналистов. И конечно, гуманитарная составляющая позволяет развернуть наше сознание к тому, чтобы не привлекать к ответственности», — ответила Татьяна Москалькова.

Кирилл Вышинский также прокомментировал дело и обвинения, которые ему инкриминируют.

Вышинский о своем задержании и обвинениях

«По сути дела сейчас что-то сложно сказать, потому что сегодняшнее заседание не связано с сутью дела, а связано с эпизодом моего задержания. Я считаю, что если не будет принято решение о том, что задержание было незаконным, то это серьезная проблема украинского правосудия, поскольку, так как меня задерживали и то, что мне инкриминировали, потом опровергла экспертиза Следственного института СБУ. То есть, следователи СБУ, которые задерживали меня за то, что я якобы совершал преступления 15 мая, в тот момент, когда была опубликована статья «Атака на УПЦ». В итоге, сели в лужу, поскольку экспертиза самого Института СБУ опровергла это утверждение», — заявил журналист.

Об условия содержания в следственном изоляторе

«Что касается условий моего содержания, я выехал 9 марта из Херсона, где были достаточно сносные по меркам Херсона условия содержания. Эпатировался в Одессу, провел там три дня и 14 марта я приехал в Киев в Лукьяновский следственный изолятор. Меня еще с тремя людьми поместили в камеру под номером 343, в так называемом корпусе Столыпин. Где не было света, где были голые нары (тюремный жаргон кровати – ред.), где не было матрасов, подушек, про постельное белье вообще речи не идет. В течение четырех дней благодаря поддержке соседей, мы освещали нашу комнату при помощи новогодней гирлянды. То есть каждый вечер у нас был новый год.

Меня сейчас перевели в комнату 307, меня перевели вечером 18 числа, днем 19 марта появился уполномоченный представитель по правам человека при Верховной Раде госпожи Денисовой, сфотографировал номер моей камеры. Эта камера в двухэтажном или трехэтажном корпусе, моя кровать на втором уровне, потому что больше нет свободных мест. Условия сносные», сказал Вышинский.

Также Вышинский рассказал, как себя чувствует: «Самочувствие нормально, после двух переездов в столыпинском вагоне. Питание, мы стараемся такое не есть, извините за прямоту. Посылки можно передавать».

Согласны ли вы на обмен на Пущенко или Сенцова?

«Я не подавал никаких бумаг, ни на чьи имена и никаких заявлений не подписывал. Что касается обмена это вообще вопрос не моей компетенции, если честно очень мало интересует, по одной простой причине, потому что меня интересует справедливость в том. Что произошло со мной, а не обмен. Для меня не свобода важна в данной ситуации, а именно справедливость. Мне кажется не только для меня, но и для всех вас. Каждый из вас мог оказаться в той ситуации, в которой оказался я, когда по надуманным, абсолютно надуманным обвинениям журналиста бросают в тюрьму. Таких случаев на Украине множество: Коцаба, Муравицкий. У меня пальцев на руке не хватит, чтобы об этом говорить. «NewsOne», «112», которые оказались на грани закрытия, потому что кому-то не понравилось, что они рассказывают и как они это оценивают. Поэтому еще раз повторюсь: вопрос обмена меня вообще не интересует», — сказал Вышинский.

Как оцениваете свою журналистскую деятельность?         

«Я ее оцениваю как профессиональную и как ту, которая позволила мне работать с профессиональными журналистами. Я был главным редактором, я писал очень мало. Писали люди, которые работали у меня в редакции — профессиональные, честные и это доказывают экспертизы, которые провела СБУ. У меня в деле пять экспертиз. Я уверен, как только начнется разбирательство, по сути, само дело развалится, потому что сами экспертизы доказывают, что тексты были без предубеждения, объективными и так далее. Сейчас сложно об этом говорить, потому что 5 экспертиз, 72 текста, нужно говорить конкретно с примером. Я буду говорить конкретно об одном примере. Из дела выпала статья, которую мне инкриминировали в момент ареста, что якобы 15 мая в момент совершения мной преступления, то есть публикации на сайте статьи «Атака на УПЦ. Кто виноват в отказе от автокефалии?». Это обычный журналистский материала по достаточно резонансной теме. Две точки зрения – политолог и представитель Синода УПЦ КП. Меньше тридцати строчек, все по стандартам. Одна точка зрения, вторая точка зрения. Выбирайте. И это оказывается преступление?», — задал вопрос журналист.

Зачем вам понадобилось российское гражданство?

«Этот вопрос можно задавать десяткам, если не сотням тысяч людей, у которых есть венгерское гражданство, есть карта поляка, есть российское гражданство и так далее. Если говорить конкретно о моей персональной судьбе, то моя жена гражданка Российской Федерации, она живет в Москве, и я хотел бы иметь возможность быть рядом с ней по законам той страны, а которой она живет. Кроме этого, каких-то других секретных мотивов у меня не было. Если это вызывает у кого-то вопросы, то я считаю, что инициатива нынешнего министра Павла Климкина об упорядочивании двух гражданств, она вполне отвечает чаяниям огромного количества людей.

Еще раз повторюсь, я уточняю: моя жена гражданка Российской Федерации, я хотел иметь возможность оказаться с ней в одной стране и жить с ней в этой стране в таком же статусе, в котором живет она, по тем же законам, по которым живет она. Если это у кого-то вызывает вопросы, недовольства и претензии, я ничем не могу помочь. Это моя личное желание, оно не противоречит законодательству Украины. Насколько мне память не изменяет, то максимум, что предусматривает законодательство Украины, это административное наказание – штраф за второй паспорт. И вы знаете, такое количество людей, если бы выплатили эти штрафы, например, господин Коломойский, у которого три паспорта, то бюджет получил бы столько денег, сколько он получил от растаможки евробляхеров».

Считаете ли вы, что Россия использует ваше дело, как баланс, имея десятки политзаключенных?

Один из адвокатов Кирилла Вышинского Андрей Доманский сказал, что ответ ранее прозвучал от генеральной прокуратуры: «На этот вопрос ответила пресс-секретарь Генеральной прокуратуры во время задержания Кирилла Вышинского. Были задействованы некоторые наши народные депутаты, которые обозначили еще во время проведения обыска у Кирилла Вышинского, когда он проходил и еще никто не знал результаты этого обыска. К сожалению, это знала Генеральная прокуратура и Служба безопасности Украины, которая вышла со своим заявлением и которая определила, что Кирилла Вышинского уже должны обменивать. И это указано 15 мая во время проведения обыска. Подтверждаю, что Кирилла Вышинского была задержано в 8:15, 15 мая. Подозрение ему вручили уже 16 мая, поэтому на это обращайте внимание, на эти ямы, которые есть».

После ответил сам Кирилл Вышинский: «Давайте я уточню мысль Андрея. Мне задали вопрос о том, не используют ли меня. А что меня задерживала или использовала российская прокуратура, следственный комитет? Меня здесь арестовал следственный комитет СБУ по Крыму с дислокацией в Херсоне и поддерживает сторону обвинения украинская прокуратура. То есть, меня здесь арестовала Служба безопасности Украины. В момент моего ареста, который прошел с многочисленными нарушениями. А также в момент обыска, когда мне не было предъявлено никакого подозрения, уже высокопоставленные представители политического истеблишмента Украины: нардеп Антон Геращенко, Глава пресс-службы МВД господин Шевченко, заявляли о необходимости моего обмена на каких-то людей в России. Теперь вопрос: если меня арестовывают и в момент обыска уже заявляют, что со мной нужно сделать, то кто кого использует?».

Вышинский об ошибке журналистов

«Я девять с половиной месяцев провел в херсонском следственном изоляторе, общался с госпожой Денисовой (Уполномоченный по правам человека в Украине – ред.), которая показала мне список, судьбой которых обеспокоена Татьяна Николаевна. Я вам скажу больше, я знаю, как она хотела приехать в Херсон и что для этого делала СБУ, для того, чтобы это не произошло. Причем не ко мне лично (приехать – ред.), а вот к тем людям, которые были в списках, а это были десятки крымчан. Не знаю, насколько достоверна информация, но то, что я слышал в Херсоне, что в производстве СБУ больше 6 тысяч розыскных листов на людей, которые остались в Крыму», — рассказал журналист.

«Очень жесткая ошибка моих коллег. Я находился два месяца в следственном изоляторе в Херсоне, а многие мои коллеги, допуская просто процессуальную ошибку уже говорили, что я не просто арестован, а уже я осужден. Такая совковая практика, как только человека посадили — он сразу виноват. Увы, это трагедия этой судебной системы, в которой огромное количество обвинительных и очень мало оправдательных приговоров», — сказал Кирилл Вышинский.                   

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное
Читайте также по темам: , ,