Суд над Стусом: правосудие в СССР и при чем здесь Медведчук

15.08.2018 11:16 Статья

 

В Украине разгорелся новый Facebook-скандал и связан он с именем украинского поэта Василя Стуса и ныне олигарха Виктора Медведчука. Первый был обвиняемым, а второй его адвокатом.

С чего начали ворошить историю? Просто в ближайшее время должен выйти фильм об украинском поэте Василе Стусе и внезапно оказалось, что из финальной версии кинопродукта удалили нелицеприятные сцены с Виктором Медведчуком, который был в далеком 1980 году адвокатом поэта. И как вы знаете из биографии Стуса, адвокатом Медведчук был не очень успешным, по крайней мере в том деле.

Ажиотаж вокруг этой темы заинтересовал даже премьера Гройсмана, который разразился гневным постом в Facebook, чтобы сцены вернули в фильм. Но мы заинтересовались этой темой более детально, поэтому поговорим о судебной системе СССР в целом, и почему в Украине она жива и сегодня.

Судебная система СССР

Судебная система СССР рождалась в муках хаоса и правового нигилизма. В 20 годы на территории СССР действовали две ветви судебной системы: Народные Суды и различные революционные трибуналы.

Для новых судебных органов было характерно то, что участники судебного процесса расследовали дела и судили не по писаным законам. Их попросту не было. Они руководствовались индивидуальным «революционным правосознанием». Каждый участник процесса чувствовал себя и следователем, и судьёй.

Эта должность, кстати, была выборной и поэтому судья опирался на мнение тех, кто его выбирал. То есть партийных активистов.

Все изменилось после принятия Конституции СССР – революционные трибуналы были упразднены, и судьям полагалось опираться не столько, но смекалку и мнение толпы, сколько на законы.

Судебная власть в СССР, как и любая другая власть, была неотделима от Коммунистической партии и идеологии. Согласно закону функции, у судов были следующие:

  1. «Ограждение завоеваний пролетарской революции «;
  2. Защита интересов и прав трудящихся;
  3. «Укрепление общественно-трудовой дисциплины «;
  4. «Осуществление революционной законности «.

Но самым интересным было то, что демократизация судебной системы СССР произошла уже в 1936 году. Да, именно при товарище Сталине.

Конечно же, можно задать вопрос – а как же репрессии и всякие там политические процессы. О какой демократизации вообще может идти речь?

Дело в том, что созданная система судебных органов при Сталине оказалась достаточно эффективной в деле борьбы с уголовной преступностью и обеспечении общественной безопасности.

Но Иосиф Виссарионович, для борьбы с оппонентами придумал параллельную судебную систему.

Внесудебные органы НКВД — «Тройки»

Так, вопреки расхожему мнению большинство расстрельных приговоров во время репрессий выносил вовсе не советский суд, а особые внесудебные органы НКВД – их называли «ТРОЙКИ».

Это такое себе «ноухау», которое позволяло судить быстро и без лишней бумажной волокиты. О таких тройках сегодня мечтают некоторые патриоты Украины, чтобы расправляться с теми, кто не замечает «покращення» посля Революции достоинства.

Решения выносились «тройкой» заочно — по материалам дел, представляемым органами НКВД, а в некоторых случаях и при отсутствии каких-либо материалов — просто утверждали заранее согласованный список обреченных.

Процедура рассмотрения дел была свободной, протоколов не велось, без лишней бюрократии. Иногда, подозреваемый даже слово не говорил.

А зачем, если он под пытками уже подписал признание в контрреволюционной деятельности?

Так, без лишней бюрократии с 1 октября 1936 года по 1 ноября 1938 года «тройками» было осуждено более одного миллиона человек, из которых 50 % были расстреляны.

Кстати, большинство членов «троек» были также расстреляны после 1938 года, когда ЦК ВКП(б) постановило, что в работе «троек» имели место «безответственное отношение к следственному производству и грубое нарушение установленных законом процессуальных правил».

Уже после войны судебная система СССР обретает те черты, которые мы сейчас видим.

Но, свободными от политической и партийной линии суды так и не стали. Разберем это на одном показательном примере – деле московского подпольного миллионера Яна Рокотова.

Дело подпольного миллионера Яна Рокотова

Валютчик и фарцовщик Ян Рокотов по кличке «Косой» совместно с друзьями организовал сложную систему посредников для скупки иностранной валюты и зарубежных товаров у иностранных туристов. При этом Рокотов был осведомителем ОБХСС (Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности – прим. Klymenko Time), что помогало ему оставаться безнаказанным.

В 1960 году КГБ разоблачил их, они были арестованы и осуждены. При обыске у Рокотова было изъято около 1,5 миллиона долларов США в разной валюте и золоте, а общий оборот их подпольной «фирмы» составлял 20 млн. новых рублей.

За торговлю валютой, независимо от сумм и навара, расстрел никому не грозил – по советскому закону полагалось всего-то от 3 до 8 лет тюрьмы. А валютчики, с готовностью раскрыли все подпольные схемы и надеялись на мягкий приговор. Однако в итоге получили по полной – 8 лет.

Хрущев повлиял на суд в СССР

Все бы ничего, но Никита Хрущев будучи с официальным визитом в Берлине услышал от немецкого репортера, что мол в СССР процветает московская нелегальная биржа, похлеще чем в капиталистическом мире.

Вернувшись, он потребовал отчётов по делам валютчиков и фарцовщиков и пришёл в ярость, узнав, что пойманным грозит не больше 8 лет. Генеральному прокурору СССР Руденко Хрущев заявил: «Не думайте, что ваша должность пожизненна!»

Уголовный кодекс быстро переверстали, провели еще один суд. Рокотову и Ко дали уже 15 лет.

Но и это не устроило Никиту Сергеевича. На пленуме ЦК он зачитал «письмо» рабочих Ленинградского металлического завода, «возмущённых мягкостью приговора».

«Вы читали, какую банду изловили в Москве? И за все ее главарям дали по 15 лет. Да за такие приговоры самих судей судить надо!», сказал Хрущев на городском митинге в Алма-Ате.

Команда была услышана: председатель Мосгорсуда Громов был снят с должности, а в аппарате ЦК КПСС была спешно подготовлена записка в Политбюро, где обосновывались изменения в Уголовный кодекс. Теперь за валютные операции грозил расстрел.

Состоялся третий суд, который удовлетворил требования высшего руководства страны.

Тогда был нарушен закон, поскольку, согласно законам, в том числе СССР изменения в Уголовный Кодекс не распространяет на уже осужденных людей. Это противоречит любой юридической практики.

Но когда дело касается политической целесообразности про закон и уголовный кодекс забывают.

И к сожалению, эта практика действует до сих пор на территории стран постсоветского пространства. Что касается Украины то вы можете в этом убедиться, посмотрев выпуски «Знай свои права» на нашем канале.

Как работали адвокаты во время СССР?

А что с адвокатами – спросите вы? Они же существовали. Что-то делали. Как-то защищали.

Вопреки расхожему мнению адвокатура в СССР была не такая уж беззубая. Особенно если дело касалось уголовной практики.

Но когда в суде заслушивалось дело политическое, то основной деятельностью адвоката становилось смягчение приговора. Стремление показать подзащитного элементом, которого можно было исправить.

Поэтому вернемся к процессу над Василием Стусом, чтобы понять мог ли Виктор Медведчук что-то сделать.

Давайте предметно рассмотрим процесс над Стусом.

Суд над Василием Стусом

Итак, судебное разбирательство началось в Киевском городском суде на улице Владимирской в 10 утра 29 сентября 1980 года.

Процесс проходил в закрытом режиме, на заседание не допустили даже жену Стуса Валентину Попелюх.

С ходу Стус заявил отвод всему составу суда, заявив, что советский суд по определению не может рассмотреть его дело объективно. Подсудимый также заявил ходатайство о предоставлении возможности присутствовать в судебном заседании представителям международных организаций.

Адвокат подзащитного на это заявление ограничился фразой «На рассмотрение суда». Тогда суд, конечно, не удовлетворил ни отвод, ни допуск правозащитников.

Далее Стус отказывается от советского адвоката – Виктора Медведчука и требует международного. Реакция Медведчука та же — «На рассмотрение суда».

В дальнейшем Стус отказывается давать показания, он выбрал тактику молчания и игнорирования. Суд начинает исследовать материалы дела и проводит допрос свидетелей. Медведчук тем временем молчит. Он не поставит свидетелю ни одного вопроса.

В целом, отсутствие вопросов к свидетелю объясняется просто – свидетелей поставляла сторона обвинения, это были, скажем, так «правильные свидетели» и любые их ответы могли лишь усугубить вину подзащитного.

В конце концов, суд перешел к стадии дебатов. После выступления на стадии дебатов прокурора Армасова, который попросил для «особо опасного рецидивиста» 10 лет лишения свободы и 5 лет ссылки. Слово предоставляется защитнику — Медведчуку.

Поскольку в практике дел политических – советский адвокат мог только стремиться к смягчению приговора, ведь не для кого не секрет, что, тогда, как и сейчас политические приговоры уже были прописаны заранее.

Цитата речи Медведчука из протокола:

«Товарищи судьи!

Предметом судебного разбирательства, вот уже на протяжении трех дней является уголовное дело по обвинению Стуса Василия Семеновича в совершении преступлений, предусмотренных ст. 62 ч. 2 УК Украины и ч 2 ст. 70 УК РСФСР. Квалификацию его действий я считаю верной.

Но при вынесении приговора я прошу учесть все обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, его отношение к труду, физическое состояние и состояние здоровья, все эти обстоятельства заслуживают внимания и требуют тщательного изучения с Вашей стороны.

Это связано не только с требованием закона, но и с тем, что, только учитывая их при назначении наказания Ваш приговор, вынесенный в совещательной комнате, будет обоснован и справедлив».

Стус в нарушение процедуры был лишён последнего слова и удалён из зала суда. Приговор был зачитан в его отсутствие: 10 лет принудительных работ и 5 лет ссылки.

Ничего сенсационного на судебном процессе Василия Стуса по меркам 1980 года не было. Таки образом, судили сотни диссидентов и в каждом случае роль адвоката оставалась чисто ритуальной.

Но иногда адвокаты позволяли себе выражать гражданскую позицию даже в ходе политических процессов. Но это были исключения.

Система правосудия в Украине

Такое правосудие, к сожалению, заложило бомбу и под судебную систему Украины. Об этом свидетельствует низкий процент оправдательных приговоров в современной Украине. 1-2% оправданий – это позор для демократического государства.

Это позволяет делать вывод, что сторона обвинения и судьи чаще всего выступают в тесной спайке и судьи чаще всего принимают сторону прокурора, чем доводы адвокатов.

Эта тенденция унаследована нами от той системы, где прокуратура, спецслужбы и правоохранители считались непогрешимыми, а адвокат служил болванчиком для придания суду некоторой легитимности.

И, наверное, именно в этом вопросе стоило начинать декоммунизацию.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное