Предвыборные игры: санкции России и итоги военного положения

28.12.2018 10:04 Статья

 

Две главные новости и две главные темы, которые сейчас обсуждаются в украинской политике – это объявленное 25 декабря расширение российского санкционного списка, и прекращение действия военного положения 26 декабря. Оба эти момента надо рассматривать через призму даты, до которой осталось уже меньше ста дней – 31 марта 2019 года, то есть, первого тура президентских выборов.

Несмотря на опасения, которые высказывались месяц назад, при введении военного положения после событий в Керченском проливе, украинская власть устояла перед соблазном продолжить его и тем самым отодвинуть выборы во времени. Хоть, например, Турчинов и грозился опять послать украинские военные катера, да ещё с офицерами НАТО на мосту, под Керченским мостом. Но этого не случилось и хорошо, кто  знает, какой конфликт такое действие могло вызвать.

Итак, каковы же итоги военного положения? Какой будет теперь стратегия украинской власти? И в какую игру играет власть российская, расширяя санкции? Об этом и говорим в новом выпуске «Политики в печёнках».

В Украине закончилось военное положение

А российские санкции, введённые чуть менее двух месяцев назад, явно из символического шага превратились в инструмент политического давления – причём вовсе не на украинскую власть. Хотя сейчас санкционный список, расширенный постановлением правительства РФ и включает почти всех нардепов и ряд чиновников высшего ранга. Самым интересным стало попадание в него двадцати-тридцати человек, а конкретно – видных представителей «Оппоблока». Кстати, Украина зеркально ответила России – расширением своего санкционного списка.

Тема первая – военное положение. В среду на заседании Совета нацбезопасности и обороны президент Порошенко объявил, что оно закончилось. Что же это было и к чему привело?

Во-первых, яркой иллюстрацией формальности и дутости всего происходящего стало то, что Верховная Рада с прошлой пятницы разошлась на каникулы – вопреки Конституции, прямо указывающей, что парламент работает в сессионном режиме во время военного положения. Ещё в прошлый понедельник, на согласовательном совете, нардепы высказывали недоумение, что же это военное положение дало. Вопросы так и остались, по большому счёту, риторическими.

Похоже, подтвердилось окончательно предположение, что расчёты Банковой на перенос выборов были главной причиной «заваривания каши» ещё 25 ноября. Но тогда нашла коса на камень – Порошенко в таких намерениях отказали как западные партнёры, так и внутренние соперники. И усечённый вдвое территориально и по времени вариант был лишь попыткой «сохранить лицо».

Одним из поводов не оправдываться за пшик с военным положением и стал новый виток танцев с Томосом и подготовка юридической базы под передел церковного имущества. Начиная с момента, когда власть презентовала свою предвыборную программу из трёх слов – армия, мова, вера.

Главный фокус информационной повестки перемещается по этому треугольнику. С закона об украинизации на автокефалию, с неё – на военное положение, и теперь назад. Ну а о реальных проблемах украинцев – растущих тарифах, бедности и безработице – у гаранта Конституции предпочитают не говорить особо.

Почву под это подготовили не только «объединительный собор» 15 декабря, но и последние порывы законотворчества в виде принудительного переименования УПЦ.

Автокефалия в Украине выходит на передний план  

Если 6 января, как и ожидается, Порошенко и Епифанию вручат Томос, кстати сказать, уже в ходе избирательной кампании, то до поры до времени тема армии отойдёт на второй план.

Долгоиграющим последствием военного положения станут ужесточённые правила въезда для россиян в Украину, которые коснулись не только мужчин от 16 до 60-ти, но и женщин. Количество отказов во въезде в декабре значительно выросло – и до выборов ситуация точно не поменяется.

Ещё одним «козырем», которым Порошенко оправдал военное положение, стало улучшение снабжения армии и координации между разными силовыми структурами.

Правда, по итогу осталось непонятно, чем этому помогло именно военное положение, и почему же оно понадобилось уже на пятом году военного конфликта.

Безусловно, остаются точки риска. Тема Азовского моря продолжает оставаться в фокусе властей, и если не случится серьёзной эскалации на Донбассе, вполне возможны новые попытки провести катера под мостом или что-то в этом роде.

Вторая, и куда менее очевидная тема – это расширение российского санкционного списка против украинских деятелей.

Главной особенностью стало то, что в список попала львиная доля «Опозиционного блока», а точнее – одно его крыло. Ранее мы говорили о том, как эта политсила раскололась.

Раскол «Оппоблока» и дальнейшее противостояние

Сразу же родилась и распространилась в разных лагерях разругавшихся экс-регионалов версия, что российский санкционный список надо рассматривать как вторую серию именно этого «марлезонского балета» — противостояния блоков.

Оппоблок условно разделялся на два крыла – «ахметовское», промышленное, во главе с Вилкулом и Новинским и «фирташевское», газовое, возглавляемое Бойко и Лёвочкиным.

Помимо этого, ещё в 2016 году возник откол – Рабинович и Мураев вышли из Оппоблока и основали собственный проект — «За життя».

В меру приближения к выборам начались объединительные процессы с целью поиска единого кандидата – и в итоге эти процессы привели к полному расколу.

Юрий Бойко, без санкции политсовета Оппоблока объявил об объединении с Рабиновичем и выдвижении себя как единого кандидата от оппозиции.

Этому предшествовала политическая реанимация Виктора Медведчука – одиознейшего долгожителя украинской политики, которым чуть ли не детей пугают, но который имеет очень неплохие ресурсы и связи.

Кумовство с Владимирым Путиным – это, безусловно, бриллиант в его условной короне. Так вот, Медведчук подключился к переговорам об объединении оппозиции, войдя в партию «За життя» Рабиновича и претендуя на треть акций в будущем объединённом проекте.

Начиная с 2014 года, Медведчук участвовал в Минских переговорах от лица украинской власти – чем вызывал шквал критики в её адрес от имени патриотической общественности. После запрета на прямые авиаперелёты между Украиной и Россией в октябре 2015 года его самолёт – единственный, который мог пересекать воздушную границу между государствами.

Но этим летом его лишили «минского» статуса, власть всячески начала от него открещиваться.

Параллельно, Медведчук начал реализовывать себя как медиамагната. Ещё весной он, по слухам, купил «112 канал».

А Евгений Мураев, тогда ещё партнёр Рабиновича, владевший на тот момент «NewsOne», со скандалом вышел из «За життя» после захода туда Медведчука.

Вспомним об одном моменте, на который мало кто обращает внимание. Осенью этого года Рада, как мы помним, призвала закрыть каналы «112» и «NewsOne» как «рупоры кремлёвской пропаганды». Имя Медведчука постоянно муссировалось всеми сторонниками такого шага. Однако в сухом остатке победителем из ситуации вышел именно Медведчук – в орбиту его влияния попал ещё и «NewsOne», Мураев оказался вынужден продать канал именно ему. Сейчас этого никто не скрывает – собственником обоих вещателей числится близкий к Виктору Владимировичу Медведчуку нардеп Тарас Козак.

Так вот, именно на фоне манипуляций с телеканалами и произошло одностороннее объединение Бойко с Рабиновичем в «Оппозиционную платформу – «За життя». После этого Бойко и Лёвочкина почти единогласно исключили из фракции Оппоблока в Раде, и вполне понятно почему. Для совершения непубличных манипуляций и попытки ставить всех перед фактом есть вполне определённое понятие – шулерство.

Вслед за этим последовала самая настоящая война на уничтожение. У Бойко действительно по последним опросам самые высокие президентские рейтинги в оппозиционной нише – что не отменяет явной «войны социологий» между бывшими однопартийцами.

Вилкула, главного претендента от «ахметовской партии», не успели раскрутить до должного уровня, и у Бойко этим активно пользуются. А Мураев сам заявил о своих президентских и парламентских амбициях, и объединяться с Вилкулом и Ко не спешит.

В новые российские санкционные списки попали все оппоблоковцы, голосовавшие в своё время за исключение Бойко и Лёвочкина из фракции. В их числе такие маститые фигуры как сам Вилкул,  Новинский, Добкин и другие.

Попал туда и Мураев, сам вышедший ещё 2 года назад из Оппоблока. Попал и Борис Колесников, не являющийся нардепом, но старый партнёр Ахметова и партфункционер Оппоблока. Карающий кнут санкций обошёл только тех, кто объединился вокруг Бойко – его самого, Лёвочкина, Рабиновича, Шуфрича, например, в списках нет.

Стоит отметить ещё одну персону – мэра Одессы Труханова.

Труханов договорился с Банковой Порошенко?

В околополитических кругах активно ходят слухи, что он нашёл общий язык с Банковой – будучи подвешенным на крючке ряда уголовных дел. Труханов, якобы, готов предоставить свой админресурс в Одессе Петру Порошенко и помочь ему набрать так необходимые проценты на выборах.

Российский министр финансов Антон Силуанов так прокомментировал расширение санкций – в него внесли тех, кто занимается антироссийской деятельностью и неправильно себя повёл в ситуации вокруг Азовского моря.

Понятно, когда это касается голосовавших за инициативы власти по военному положению, атакам на УПЦ и так далее. Понятно, за что включили в список руководителя «С14» Евгения Карася. Непонятно, однако, как в этот список попали политики, которых принято публично называть «агентами Путина».

Вернее, не столь уж непонятно. Сами фигуранты нового санкционного списка прямо заявляют, что список готовился на Банковой, а в Москву он попал через Медведчука. Об этом, например, написал у себя на ФБ главный претендент от Оппоблока Александр Вилкул.

Якобы Медведчук использовал своё влияние в Москве, чтобы заставить и Вилкула с Оппоблоком, и Мураева с его проектом объединяться назад под знамёна Бойко. А Добкин и вовсе нецензурно отреагировал на пост Медведева о санкциях.

На самом деле давно подмечено, что практически всё, за что берётся Медведчук, оборачивается крахом. Мало кто помнит влиятельную когда-то СДПУ(о), проигравший блок «Не Так» в 2006, движение «Украинский выбор» стало скорее пугалом для национал-патриотического электората. И в этот раз далеко не очевидно, что его расчёт сработает.

Во-первых, были серьёзные подозрения, что Банковая выращивает Бойко как удобного спарринг-партнёра. Фирташ, его тесный партнёр, ещё с 2014 года повязан с Порошенко тайными договорённостями, и сейчас сам находится в подвешенном состоянии в Австрии.

«Вышки Бойко» уже «вышки Януковича»?

На самого Бойко есть компромат в виде легендарных «вышек», которые, правда, сейчас превратились в «вышки Януковича», но могут вдруг для публики назад вернуть своё старое имя.

Во-вторых, когда стало под вопрос прохождение самого Порошенко во второй тур, установка поменялась – нельзя допускать объединения в нише юго-востока – тогда действующий гарант может никуда не пролезть. Поэтому власть заинтересована в происходящем расколе оппозиции, а старт дал ему именно Бойко, своим подковёрным объединением с Рабиновичем, а по сути – с Медведчуком.

Наконец, власть потеряет козыри для критики Вилкула, Мураева и прочих фигурантов списка – какие же они пророссийские, если их за подписью Медведева признали антироссийскими. Однозначный эффект для избирателя совсем не очевидный – кого-то это отпугнёт, а кто-то наоборот к ним присмотрится.

Другая важная линия, на которую надо обратить внимание – это давление через бизнес-активы, и в первую очередь – на самого Ахметова. Москва может всерьёз подпортить ему жизнь, как и фигурантам списка, имеющим бизнес в России, в том числе и через третьих лиц. Ахметов очень зависим от работы портов на Азовском море – и если задержки судов в этой акватории возобновятся, это всерьёз ударит по его бизнесу.

Как будет поступать Ахметов, возможно ли примирение экс-однопартийцев, сработает ли расчёт Медведчука, и кто окажется главным победителем в итоге – вот главная интрига начала избирательной кампании, официально стартующей как раз «под ёлочку» — 31 декабря.

Расширения санкций против России

Под конец скажу о зеркальном шаге украинских властей. На том же заседании СНБО, на котором Порошенко объявил о прекращении военного положения, был принят указ о расширении украинских санкций против россиян.

По словам верховного главнокомандующего, в расширенный санкционный список в основном попали депутаты Госдумы – от «Единой России» и ЛДПР. Излишне говорить, что этот шаг – не более чем символический, реальных политических последствий он не создаст.

С военным положением и переносом выборов не получилось, но украинская власть не унывает. Со своей стороны на Банковой готовят активную кампанию по переделу церквей и монастырей после ожидаемого Томоса – но «мову» и армию тоже далеко не откладывают в ящик. А важным фактором успеха для Порошенко на выборах должны стать расколы в оппозиционном лагере – чему так или иначе и подыгрывает Москва.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное