Политзаключенные в Украине и РФ: есть ли механизмы освобождения?

06.12.2018 10:12 Статья

 

На прошлой неделе все СМИ как украинские, так и российские писали и говорили о Керченском конфликте. Задержанные украинские моряки сегодня находятся в российских тюрьмах. Президент Украины Петр Порошенко выразил свою обеспокоенность произошедшим и призвал мировое сообщество повлиять на правительство России, чтобы те освободили моряков и отдали военные катера.

Но что дальше? Каковы действия украинской стороны? Давайте вернемся к Керченскому конфликту и поговорим  о плененных моряках и о других не менее нашумевших делах политических узников, как в России, так и в Украине. Стоит обсудить правовые тонкости процедуры обмена пленными, которые не так часто бывают, как о них заявляют.

Керченский конфликт. Украинские моряки в тюрьме РФ     

По словам Порошенко об освобождении украинских моряков почти круглосуточно печется омбудсмен Людмила Денисова. Она настолько устала, что даже на минуту потеряла сознание во время монолога Порошенко в прямом эфире.

Что примечательно, так это то, что на фоне украинских моряков, тот же Олег Сенцов мгновенно ушел из новостной повестки, а ведь ранее о нем говорила украинская сторона на всех международных мероприятиях.

Даже не освободив Сенцова, внимание общества уже сместилось на других людей. Возможно, это как-то связано с усвоенным уроком по освобождению Надежды Савченко и как это потом вылилось боком, поэтому и решили не доводить дело до конца?

Надежда Савченко: герой Украины или рука Кремля?

У многих Надежда Савченко ассоциируется как самая узнаваемая узница Кремля, которую долгое время освещали в украинских СМИ, в парламенте, проводились митинги по ее освобождению, были официальные заявления.

Но все это продлилось ровно до тех пор, пока она стала неудобной своими громкими заявлениями о вине нынешней власти в убийствах во время акций Евромайдана и прочих нерасследованных преступлениях.

Генпрокурор лично выступал в Раде, чтобы рассказать о тайных планах Савченко, которая, по словам Луценко, хотела подорвать купол парламента, а после всех расстреливать из автомата.

Савченко отвечала, что знала о провокациях со стороны силовиков и поэтому подыгрывала им. Знала Савченко и о видео записях, которые делал подставной агент.

И сегодня, вместо героя Украины, Надежда Савченко превратилась в изменника родины и вот уже пол года, как находится в следственном изоляторе. В ее поддержку не выходят с массовыми акциями, а каналы никак не освещают ситуацию с обвинениями.

Теперь защищать Савченко уже не в моде, сидит она уже в родной украинской тюрьме, где и стены греют, а голодовки устраивает исключительно в оздоровительных целях!

Механизмы для освобождения политзаключенных

Какие же механизмы используются для освобождения политзаключенных и узников совести, что было ранее и чего ожидать в дальнейшем?

К настоящему времени накопилось много людей для обмена и уже даже начали звучать конкретные даты, как например 27 декабря этого года как продолжение традиции обменов “всех на всех” в прошлом году. Такое предложение выдвинули в организации «Л-ДНР». Ожидаем что на это ответит украинская сторона.

Логично, что освобождение человека возможно в случае его оправдания судом или процедуры обмена пленными. Оправдательных приговоров в нашей стране меньше меньшего, даже существуют ситуации, когда в политических делах после оправдательного приговора, было новое подозрение и заключение под стражу. Так было в случае Долженкова и Мефедова, фигурантов по делу одесских беспорядков. Ранее мы уже писали об этом.

Процесс обмена пленными. Как это происходит в Украине?

Поэтому давайте рассмотрим процесс обмена пленными. Безусловно, одним из самых громких было освобождение Надежды Савченко из российской тюрьмы, что было осуществлено 25 мая 2016 года через обмен Савченко на двух россиян, находившихся в украинских тюрьмах.

Официально произошел обмен между двумя государствами — Украиной и Россией, на основании индивидуального акта помилования президента. Уголовное дело в этом случае закрывается, предоставляется возможность вернуться домой, восстанавливаются все права и свободы. Это самый идеальный и понятный вариант.

Но для украинской практики — это больше исключение из правил, чем само правило. Так, последний и самый масштабный обмен пленными состоялся почти год назад — 27 декабря 2017 года. Он был проведен украинской стороной на очень сомнительных правовых основаниях и без принятия специального закона об амнистии.

Последствия этого обмена продолжают отражаться и сегодня. Как на судебной системе, которая оказалась в тупике по делам отправленных на обмен украинцев. Так и, что более важно, на судьбах и жизнях сотен людей, которые отказались от признания своей вины и обмена, в результате чего уже несколько лет продолжают оставаться фактически заложниками украинской системы правосудия.

В первую очередь, важно отличать, что последний обмен год назад состоялся между Украиной и самопровозглашенными республиками «Л-ДНР», чей правовой статус Украина не признает. То есть фактически осуществлялся обмен украинских граждан на таких же украинских граждан.

В результате на неподконтрольные территории из Украины было передано 233 человека путем помилования и освобождения их из-под стражи. Вопрос о том, была ли доказана вина этих людей в установленном судом порядке перед отправкой на обмен, остался за скобками.

На основе известных кейсов юридическая команда «Успішна варта» рассмотрела процедуру обмена, которая происходила путем «освобождения из-под стражи» и исходя из изученных так называемых политических категорий дел можно сделать вывод, что до обмена эти люди длительное время находились под стражей. Суды формально мотивировали свои решения наличием рисков. Но перед самым обменом в декабре 2017 года эти люди в один день были освобождены.

Лишь в единичных случаях в декабре 2017 года судьи «успели» вынести обвинительный приговор. В большинстве же случаев обвиняемым, которые шли на обмен, просто меняли меру пресечения без вынесения приговора и завершения судебного разбирательства и суды не особо «заморачивались» обоснованием мотивировочной части для изменения меры пресечения.

Как рассказывают сами заключенные, их просто принуждали идти на обмен, обосновывая это как единственный вариант выйти на свободу. Учитывая то, что заключенные перед обменом уже провели от года до трех лет в СИЗО и не смогли освободится ни под залог, ни под личное обязательство, а суды не торопились с вынесением им приговора, конечно это существенный инструмент давления на людей.

О своем случае принуждения к обмену каналу Klymenko Time  рассказал Дмитрий Василец.

Дело Васильца и Тимонина

Сотрудники СБУ, даже после публичного отказа Дмитрия Васильца идти на обмен пленными, долго не могли успокоится, и склоняли его на это действие даже в СИЗО. В личной беседе они убеждали его без всяких на то разрешений суда выехать на зону разграничения и даже если он там не захочет меняться, то якобы сможет дать интервью журналистам.

Стоит напомнить, что если человека незаконно вывозят из СИЗО, это равноценно его побегу. И помимо уголовной статьи за такие действия, правоохранители могут идти и на более радикальные действия, чтобы вернуть человека обратно под стражу.

Но в тот день у Дмитрия была назначена встреча с его адвокатом, что и не позволило сотрудникам спецслужб совершать незаконные действия. В противном случае сложно представить развитие событий.

Но почему же спецслужбы так настаивали на обмене? В вооруженном конфликте журналист участия не принимал, пострадал за свою журналистскую деятельность. Еще и вину свою признавать отказывался! Вот поэтому у спецслужб и была острая необходимость, чтобы журналист сам признал свою вину и отказался от претензий на оправдательный приговор.

Дмитрий Василец отказавшись от возможного обмена в декабре 2017 года, который не давал бы ему возможность вернуться жить в Украину и не давал бы возможность оспорить свое незаконное двухлетнее содержание в СИЗО, продолжил бороться за свое освобождение. Спустя три месяца апелляционный суд признал приговор суда в 9 лет за настройку канала на ютуб незаконным и вернул дело на новое рассмотрение. А Дмитрия из под стражи освободил.

Таким образом, план обвинения столкнуть человека на обмен и поставить галочку в деле о пособничестве терроризму провалился. Сейчас это неудобное громкое дело, за которое нужно будет отвечать.

В Украине нет закона об амнистии

 Возвращаясь к тем людям, которые пошли на обмен, с правовой точки зрения такие люди просто «исчезают». Согласно официальной терминологии СБУ, отправленные на обмен люди имеют лишь неопределенный правовой статус «привлеченных в переговорный процесс».

Уголовное производство против «обменянных» на неподконтрольную территорию продолжает числиться за судьей и ему приходится проводить какие-либо «активные» действия. Например, назначаются заседания, а поскольку обвиняемый не может явиться, судьи назначают привод обвиняемого, что является заранее неосуществимым, так как его обменяли, ну а после, когда фиксируется неявка обвиняемого в суд, суд подает обвиняемого в розыск. Судьи делают это, чтобы показать для Высшего совета правосудия, что судья не затягивает рассмотрение дела и предпринимает все возможные меры для его рассмотрения.

Таким образом, уголовные дела не закрываются, они просто замораживаются, а сами люди впоследствии смогут вернуться на родину лишь спустя 15 лет, по окончанию сроков давности своего уголовного дела, так как обмененные люди официально числится скрывающимся от правосудия, и находятся в розыске. Речь идет о гражданах Украины, которых обменяли на других граждан Украины!

Как заявлял Петр Порошенко, россиян, которые сидят в украинских тюрьмах, специально не выдали на обмене в декабре 2017 года. Их будут менять только на тех украинцев, которые находятся в российских тюрьмах. В таком случае процедура обязана быть законной, как это было с обменом Надежды Савченко, поскольку в процессе задействованы два государства, а не непризнанные территории «Л-ДНР».

Минские соглашения и обмен пленными

Именно таким образом с правовой точки зрения осуществлялся комплекс мер по выполнению Минских соглашений, предусматривающих освобождение и обмен всех заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех».

Для того, чтобы обмен был в рамках правового поля, вначале нужно было ввести закон об амнистии, запрещающий преследование и наказание лиц в связи с событиями на востоке Украины. На что, как известно, политической воли нет.

Принятие такого закона не только бы упразднило правовой коллапс, который был создан, но и обезопасило людей – украинских граждан, ушедших на обмен, от угрозы оказаться «на подвалах» СБУ в случае возвращения в Украину.

Более детальный разбор правовых основ обмена пленными в рамках Минского процесса читайте в статье Успишной варты.

 

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное