Парламентские выборы под угрозой: что решит Конституционный суд?

12.06.2019 10:05 Статья

 

Прошла неделя предвыборных съездов и выдвижения кандидатов-списочников от ключевых партий: мы этот процесс активно освещали, даже ходили на два таких мероприятия – «Слуги народа» и «Оппоблока».

У Зеленского  всё прошло модно-стильно-молодёжно, у Оппоблока – по довольно стандартной процедуре.

Но за всей этой кутерьмой не стоит забывать о том, что проведение досрочных выборов 21-го июля всё ещё остаётся под вопросом. В Конституционном суде указ Владимира Зеленского о роспуске Рады обжаловали. Вот сегодня время и пришло –семнадцать людей в бордовых мантиях начали рассмотрение по представлению шестидесяти двух нардепов из «Народного фронта». Именно эта политсила больше всех проиграет от досрочных выборов – рейтинг у них нулевой, а перспективы обустроить дальнейшую карьеру оказались лишь у немногих.

Давайте попробуем спрогнозировать – какие расклады внутри Конституционного суда, какие расклады среди сил, имеющих на него влияние, и кто же таки перевешивает. Четвёртого июля КСУ постановил, что дело будет рассматриваться в устной форме – а это более длительная процедура, чем письменная – надо всех по очереди заслушивать. Но – рассмотрение будет проходить в ускоренном порядке, а значит, судьи должны выдать вердикт до 29-го июня. Санкций за задержку не предусмотрено, но, похоже, что люди в мантиях таки спешат. Об этом и поговорим далее в программе «Политика с Печенкиным».

Досрочные выборы в Раду под угрозой?

Суд этот происходит на фоне полного провала сотрудничества Владимира Зеленского с нынешней Радой – все его инициативы там проваливаются, от предложения уволить старых чиновников по президентской квоте, на что нужно согласие нардепов, и заканчивая законопроектами по импичменту или наказанию за незаконное обогащение.

У Рады, что называется, своя атмосфера: спикер Андрей Парубий решил, что парламенту стоит медленно и размеренно заниматься принятием Избирательного кодекса, к которому его коллеги навносили уже почти три тысячи поправок. Во время президентства Порошенко их накидали, чтобы принятие документа затормозить – а сейчас их одну за другой и будут рассматривать в зале с той же целью. Имитация деятельности без результата.

Зеленский в противостоянии с Парламентом действует по методам двадцать первого века – не танками, как Ельцин, а привычным ему способом – видеообращениями в соцсетях. Вот, например, он поблагодарил Верховную раду на прошлой неделе.

А вчера записал ещё одно видеообращение – в этот раз и вовсе сняв себя на телефон. Сказал, что впервые президент, то есть он, будет присутствовать на заседании Конституционного суда, и намёком призвал туда прийти и поддержать его.

И вот этот день настал. Прежде чем переходить к прогнозам и разборам, покажу, как это было. Под самим КСУ состоялись как акция, так и контракция – порою там доходило до драк.

В сам суд Зеленский прибыл – правда, был там недолго, минут десять. Во время выступления перед судом расписался в уважении к этому органу, сказал, что уверен в соответствии его указа о роспуске букве и духу закона, и в очередной раз сослался на низкий рейтинг доверия к Раде. Передал слово своему представителю Вениславскому – и засим откланялся.

Почему Парубий доказал существование коалиции?

Заседание продолжилось без участия Зеленского – но с теми же людьми в бордовых мантиях, представителями Зеленского и нардепов – и самими нардепами, в частности – Тетеруком. Главный камень преткновения в этом процессе вообще – это существовало ли то основание для роспуска, на которое Зеленский сослался в указе. Речь о пункте 1-м части 1-й статьи 90-й Конституции – отсутствие коалиции в Раде на протяжении месяца. По мнению нардепов от «Народного фронта» коалиция распалась только 17 мая этого года, и оснований для роспуска не было. С точки зрения же Зеленского, коалиция распалась ещё в феврале 2016 года, после выхода из неё «Самопомощи» и «Батькивщины» — тогда суммарный состав двух оставшихся фракций, БПП и Народного фронта, равнялся 217 депутатам, то есть – меньше половины. И с того момента прошёл не то, что месяц – уже более трёх лет.

Спикер Парубий накануне заявлял, что у него есть списки коалиции на момент 17 мая этого года, и там было 227 подписей, не отозванных. И грозился эти списки на заседании Конституционного суда предъявить. Якобы некоторые из тех нардепов, кто на публике игрался в оппозиционность, на бумаге оставались членами коалиции. Правда эта интрига пока так и не разрешилась – списки, как были тайной, так ими и остались. Парубий сказал, что списки у суда есть, а судья ответил, что не видел их в глаза.

Ходили слухи, что на самом деле заявления о выходе не подали Олег Ляшко и некоторые его коллеги по фракции – но пока это только слухи.

Придётся ещё больше углубиться в сухую юридическую казуистику. Как говорят правоведы, в украинском конституционном праве понятие коалиции чересчур формализовано: именно она является субъектом формирования правительства, именно от её наличия зависит возможность роспуска Рады. При этом, размытыми остаются моменты её наличия и функционирования – то ли достаточно, по сути, списка с фамилиями и подписями, больше двухсот двадцати пяти. То ли это должен быть реальный институт, деятельность которого можно увидеть и, грубо говоря, пощупать. И, собственно, Конституционный суд и должен заполнить эту юридическую пустоту и внести ясность в ключевые правила функционирования нашего государства.

Пустота эта образовалась ещё в 2004 году, в ходе Оранжевой революции, когда вследствие компромисса Кучмы и окружения Ющенко быстренько пропихнули конституционную реформу и усилили роль парламента. В большинстве парламентских республик понятие коалиции или большинства не играет такой роли, как в нашей Конституции – там это скорее дело обычая и традиции. А у нас её прописали, но косо-криво. Вот эта мина и всплыла через пятнадцать лет.

Позиция нардепов-истцов такая: если коалиция не действовала, это не значит, что она не существовала. Якобы всё действие коалиции сводится к вынесению кандидатуры премьера на рассмотрение президента, а таких действий уже три года не требовалось. Во-первых, звучит абсурдно, а во-вторых под вопросом, насколько конституционно они в апреле 2016-го назначали Владимира Гройсмана.

А сейчас же ситуация двойственная. С одной стороны – есть политическая целесообразность роспуска Рады, которую понимают все. Зеленский говорит только о недоверии народа к этому созыву, чисто юридических аргументов сам он не приводит. Указ о роспуске выглядит предельно лаконично – только сухие ссылки на номера статей Конституции, без словесной мотивировки.

А вот с другой стороны – всё же у нас как-никак верховенство права, и политическая целесообразность должна реализовываться с безупречным использованием юридического «крючковторства». А оно самое уже не раз входило в противоречие с демократическими принципами. Так, юридически безупречной была  отмена политреформы в 2010-м году, когда Януковича выбрали с одними полномочиями, а через полгода люди в багровых мантиях их ему значительно расширили. В 2004-м году КСУ разрешил Кучме баллотироваться на третий срок. Этим мартом судьи отменили статью Уголовного кодекса о незаконном обогащении. Тут вспоминается поговорка сталинских времён, что генетика – «продажная девка империализма». Только не генетика, а конституционная юриспруденция, и не империализма, а своих олигархических акционеров.

Так что всё сводится к тому, кто имеет влияние на членов КС. Их условно делят на две группы – назначенных БПП и «Народным фронтом» за последние 5 лет, они, понятное дело, брали под козырёк на все просьбы с Банковой. И «старая гвардия» — их называют «стародонецкими», назначенцы времён Януковича. Их в последнее время держали на крючке уголовных дел и, по слухам, щедро умасливали за правильные решения. Вызов всевластию Порошенко в Конституционном суде пытался бросать экс-глава органа Станислав Шевчук – но его извергли из сана его же коллеги аккурат, накануне инаугурации Зеленского. И выбрали Наталью Шапталу. Сейчас он судится и пытается восстановиться, и от его успеха во многом будет зависеть расклад сил в КСУ.

Конституционный суд Украины подконтролен Порошенко?

Итак, на первый взгляд, люди в мантиях до сих пор ориентируются на Порошенко. Но с другой стороны, их лояльность, как и всякая мирская слава, преходящая – стоит ли принимать явно непопулярное и раздражающее для общества решение в угоду старого, лишившегося власти патрона? Да и стоит ли самому патрону лезть на рожон: выборы-то всё равно будут в этом году, а до октября рейтинги его партии могут просесть, уголовные дела могут продвинуться. Спорный момент.

Ходят слухи и о солидных финансовых предложениях судьям от лица Игоря Коломойского за правильное решение. Слухи на то они и слухи, но предыдущий опыт показывает, что некоторые тамошние судьи на финансовые предложения падки.

Подведем итоги.

Сегодняшний день показал, что накал страстей в КСУ нешуточный. Было ложное минирование, были драки на улице. Судя по вопросам и репликам судей, среди них мнения расходятся. Вердикта ждать скоро не стоит — это не–тот орган, который выдаёт решения за день-два. Публичные слушания наверняка продлятся ещё какое-то время, потом будут закрытые заседания. Судьи сами себе поставили дедлайн 29 июня, но вполне могут рассмотрение и продлить.

Из шестнадцати решений КСУ за текущий год, двенадцать было о продлении рассмотрения дел. Вполне возможно, что это повторится и в этот раз – никакого наказания на срыв срочных сроков они не понесут.

КСУ может подложить Зеленскому свинью. В любом случае – решение или его отсутствие будет лучшим индикатором, падает ли влияние Порошенко и КО в стране. Короче говоря, юридический июнь будет жакрим, мы будем продолжать за этим следить.

 

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное