«Нормандский формат» или перезагрузка. Что придумал Зеленский и КО?

17.09.2019 8:53 Статья

 

Подготовка следующей встречи в Нормандском формате выходит уже на финишную прямую. Встреч таковых уже не было почти 3 года, в последний раз ещё в старом составе с Олландом и Порошенко. Лидеры четырёх стран встречались в Берлине 19 октября 2016 года. После этого и так вялотекущий переговорный процесс вовсе зачах и лишь спорадически, случались телефонные разговоры или частные встречи в неполном составе. Европейские посредники пытались играть в челночную дипломатию, но всем как божий день было ясно, что Порошенко ни на какие уступки идти не намерен, а уж ему на уступки Путин не будет идти и подавно.

Но времена меняются, только за последнее время произошёл прямо-таки исторический обмен заключёнными, произошли подвижки с газовой темой, о которых мы рассказывали в прошлом выпуске «Политики с Печенкиным».

Поменялась и международная обстановка – Дональд Трамп перетряхнул давно устаканенный расклад сил на Западе, Макрон пытается перетянуть у Меркель лидерство на европейском континенте, появились новые узлы противоречий. Так что, по крайней мере, попробовать перезапустить главный формат переговоров по донбасскому конфликту смысл сейчас точно есть.

Другой вопрос, чего ждать от этой попытки, и много ли такая встреча изменит? С одной стороны, от украинских высокопоставленных лиц звучат такие крамольные вещи, о которых полгода назад и подумать было страшно. И Зеленский, и Пристайко уже говорят о местных выборах в ОРДЛО и о предоставлении особого статуса неконтролируемым частям Донбасса. С другой стороны, никуда не делись силы, которые за такие разговоры затыкали рот в ручном режиме. Никуда не делось недоверие к «той» стороне, не прекратились периодические обстрелы на линии размежевания – пока все изменения только на уровне заявлений.

Поэтому давайте разберем, тронулся ли лёд и в какую сторону? Насколько искренен Владимир Зеленский, когда обещает исполнять подписанное когда-то Петром Порошенко, какие подводные камни есть, и реален ли какой-то прорыв.

Ещё в пятницу, во время пинчуковского форума YES в Киеве, новоназначенный министр иностранных дел Вадим Пристайко сделал заявление, после которого информационное пространство прямо-таки забурлило. Пристайко заявил о готовности провести местные выборы на неконтролируемых территориях Донбасса по «формуле Штайнмайера», то есть до выполнения всех военно-политических пунктов Минских соглашений, причём провести их одновременно с местными выборами по всей стране. То есть что-то прямо противоположное тому, что говорил его бывший шеф Павел Климкин, да и он сам, все последние годы. А в свете перезапуска ЦИК это звучит ещё интересней.

Прозвучало это, конечно, в довольно мягкой форме. Как рассказал Пристайко журналистам «Интерфакса», на выборы Украина согласилась 5 лет назад, подписывая Минские соглашения, а «формулу Штайнмайера» Порошенко согласовывал лично. Уже дважды проходившие выборы в «ЛДНР» Украина, конечно же, не признаёт. А вот сейчас есть возможность выбрать там местную власть в рамках местных выборов в общенациональном масштабе – как это и планировалось ещё в 2015 году.

«Посмотрим, сработает ли это, по времени исключительно», — многозначительно резюмировал министр Пристайко.

Что такое «формула Штайнмайера»?

Надо напомнить, что же это за призабытая «формула Штайнмайера», о которой уже давненько не вспоминали. Она родом из того же 2015 года.

Франк-Вальтер Штайнмайер, тогда ещё глава немецкого МИДа, а нынче президент Германии, предложил такой компромисс по алгоритму внедрения Минских соглашений: в день проведения местных выборов закон об особом статусе, предварительно проголосованный Радой, вступает в силу. А после отчёта международной наблюдательной миссии ОБСЕ о том, состоялось ли волеизъявление, и всё ли там прошло как надо, особый статус закрепляется в Конституции. А уже после этого Киев получает контроль над государственной границей.

На саммите «Нормандской четвёрки» Порошенко с этим согласился, но потом украинская сторона занялась тихим саботажем. Надо понимать, что «формула Штайнмайера» никак не закреплена письменно, потому и согласие с ней было легко дать, а потом забрать назад. В любом случае, ни о каких подвижках в мирном урегулировании при Порошенко и речи не шло, а провластные ЛОМы на разные мотивы рассказывали о губительности и недопустительности реализации того, на что согласился их шеф.

Зеленский готов идти на компромис?

Зеленский первое время продолжал ту же линию, стараясь избегать обещаний об изменении Конституции, о проведении местных выборов и вообще любой конкретики. И то, что сейчас дискуссия вернулась к точке 2016 года, говорит об одном – на носу возобновление встреч «Нормандского формата», которые с тех пор и не проводились.

Заявление Пристайко было воспринято неоднозначно, причём даже в условном стане Зеленского. Второй президент Украины Леонид Кучма заявил,  что хоть в целом решение за лидерами «четвёрки», а «формула Штайнмайера» в целом и ничего, но есть моменты, с которыми он категорически не согласен. Какие выборы, когда люди ходят с оружием? Их нельзя проводить пока не выведены вооружённые формирования той стороны, пока остаётся военная техника и пока в регион не вернулись украинские чиновники и силовики вместе с журналистами. И намекнул, что в Париже и Берлине готовы пойти на сдачу украинских интересов.

Что это со стороны Кучмы было – открытая фронда Зеленскому или просто отсутствие коммуникации между ними – не совсем понятно. Пока это звучит как продолжение линии Порошенко, с которым, кстати, Кучма как раз год назад отказался продолжать работать из-за отсутствия прогресса в мирном урегулировании. Возможно, конечно, что это игра в «злого и доброго полицейского» со стороны официального Киева.

Что же вообще задумали у Зеленского? Взятие под контроль Центризбиркома и заявление министра Пристайко вряд ли совпали случайно. И это на фоне успешного обмена удерживаемыми лицами и другими знаками оттепели между Киевом и Москвой. Ещё в прошлый четверг на встрече с президентом Финляндии Владимир Зеленский уже говорил о «формуле Штайнмайера», как и о Минских соглашениях в целом – это всё будет обсуждаться на саммите.

Пятничные слова Пристайко о готовности к уступкам были как бы продолжением этого заявления Зеленского. То есть это был уже не вброс на украинскую публику, это был сигнал для внешнего адресата. И вот этот сигнал нужно расшифровать правильно.

Уже на следующий день в Киев прибыл спецпредставитель Госдепа Курт Волкер, чтобы сигнал этот расшифровать. Встретился с Пристайко, после чего они вышли на пресс-конференцию. Украинский министр иностранных дел начал играть в «и вашим, и нашим».

Оттепель между Россией и Украиной, по его словам, сейчас происходит только под давлением западных санкций на Москву. Относительно дальнейших шагов Путина заявил, что не знает, что у того в голове. Но и примирительно добавил: цель Украины – не сделать России больно, а добиться того, чтоб мы снова могли жить счастливо.

Волкеру такие настроения явно не понравились. Он дал интервью каналу «1+1», что, кстати, уже очень показательно, учитывая и роль этого канала в политической карьере Зеленского, и неровные отношения Коломойского с администрацией Трампа. Волкер раскритиковал идею с проведением выборов до тех пор, пока регион контролируют «российские силы». Сказал, что эту идею не очень приемлют и французские, и немецкие, и даже украинские коллеги. И заявил, что прежде чем подходить к выборам и предварительному оформлению особого статуса, должны быть введены миротворцы «или восстановлена стабильность иным образом». То есть, примерно, то же, что всегда повторялось при Порошенко.

Что же, в Вашингтоне не очень отнеслись к играм Зеленского, и эти тезисы с двойным упорством начали разгонять из лагеря условного Порошенко. Вот, например, на сайте «Нового времени» от Бачо Корчилавы, экс-грузинского дипломата из пула Кличко.

Он вспоминает, как его семье пришлось бежать из Абхазии в начале девяностых, вспоминает миллион разных формул, который предлагался для замирения на Закавказье, и констатирует – все они остались на бумаге.

И «формула Штайнмайера» останется на бумаге, а Абхазия вернётся в Грузию, и Донбасс в Украину только когда «изменится большая геополитическая ситуация в мире» и точка. Видимо, рассчитывает на мировую войну, не совсем объяснил, как же это должно выглядеть.

А вот колонка Константина Елисеева, бывшего дипломатического советника при Порошенко, на «Европейской правде». Формула эта – не более чем спонтанное предложение Штайнмайера на переговорах, и Порошенко с ней никогда не соглашался.

Что, кстати, прямо противоречит словам Пристайко. За формулу эту ухватилась Москва, а значит, нам нужно от неё отморозиться. Оно бы, может, и неплохо её запустить, если чётко проговорить все алгоритмы и дорожные карты.

Но, наверное, лучше даже не браться и сходу отбросить её в сторону – сначала однозначная передача ОРДЛО под контроль Киева, полный вывод сепаратистских сил и контроль над границей, а там уже можем в демократию поиграться. Потому что если нет – то начнётся, о ужас,  федерализация и прочие страхи.

Это всё неудивительно, и градус «зрады» в отношении Зеленского будет только возрастать, что бы он в общем-то не делал. Но лучше разобраться трезво. Разговоры о «формуле Штайнмайера» это скорее демонстрация готовности к саммиту четвёрки, чем заявление о капитуляции.

В Москве несколько раз говорили, что на саммит не поедут, пока нет никаких подвижек со стороны Киева. Что ж, такие реплики как раз и можно представить как подвижки. Подвижки ни к чему не обязывающие, потому что возможности для шага назад сохраняются. Во-первых, всегда можно сослаться на деструктивные шаги «той стороны». Во-вторых, нет ясности, когда же будут местные выборы по всей стране – через год, как положено, или раньше. Наконец, уже как на самом саммите пойдёт разговор, вопрос другой.

Так что теперь всё внимание – к ожидаемой встрече на самом высоком уровне. На линии соприкосновения на Донбассе обстрелы продолжаются, есть жертвы и среди военных, и среди мирного населения. Но это как чеховское ружьё, которое если висит, то обязательно будет стрелять. Чем раньше будет принято политическое решение о масштабном разведении сил и каких-то первых шагах, тем раньше это закончится. А для этого нужны непростые решения и сложные компромиссы. Желающих сорвать это много, доверия между Киевом и Москвой мало, у Парижа и Берлина хватает и других забот кроме Украины. Призрачная надежда появилась, но пока не более.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное