08:04

Местные выборы – 2020: промежуточные выводы, основные тренды и дальнейшие прогнозы. Какое будущее ждёт Украину после 25 октября?

Выборы органов местного самоуправления впервые проходили в условиях мировой пандемии, а также на фоне стремительно ухудшающейся экономической и политической обстановки

элемент дизайна Клименко Тайм 14 минут на чтение : 9

25 октября в Украине состоялись очередные местные выборы. Их результаты ЦИК, согласно календарному плану, должна полностью подсчитать до 6 ноября включительно. Пока что рано, да и бессмысленно, говорить о цифрах и процентах. Гораздо интереснее и важнее разобраться в итогах выборов с точки зрения общих трендов и настроений, царящих в Украине, подвести промежуточные итоги и на основании всего этого спрогнозировать, что же ждёт украинское государство после 25 октября. Попытаемся сделать это в данном материале.

Регионализация, неофеодализация и «ковидная политика»: главные тенденции местных выборов

Местная кампания 2020 года была, пожалуй, одной из самых грязных и «трэшовых» за последние годы, если не за всю историю независимой Украины. Это не единожды утверждали десятки экспертов, политиков и СМИ. Даже в Нацполиции признавали, что выборы, мягко говоря, «проблемные». Тем не менее, стоит отметить, что в нашей стране на местном уровне борьба традиционно ведётся «чёрными» методами. Это связано как с местной спецификой отдельных регионов, так и с высокой конкурентностью на местах.

По итогам этих выборов уже сейчас можно выделить ряд важных тенденций, которые будут иметь последствия на дальнейшее политическое (и не только) будущее Украины. Для удобства анализа приведём их в формате списка. Итак, 7 главных трендов местных выборов таковы:

  1. Экспериментальность. Избрание местных органов власти в этом году проходило на совершенно нетипичной законодательной базе. Речь идёт и о новом избирательном кодексе, проголосованном депутатами в июле, и об административно-территориальной реформе, принятой в том же месяце. Новое региональное форматирование Украины и новый закон о выборах значительным образом повлияли на всех участников избирательного процесса (подбор списков, конкуренция между политическими элитами, законодательные нюансы, etc). Можно утверждать, что эти местные выборы стали своего рода экспериментом.
  2. Технологичность. Основную роль в осенней кампании играли новые средства политической коммуникации. Речь идёт о таргетированной рекламе в социальных сетях. В неё вливались колоссальные деньги, а классические методы ведения агитации (телевидение, радио, палатки, газеты, борды, etc) играли скорее вспомогательную роль. Тактически это связано с эпидемическими ограничениями, стратегически речь идёт от отмирании традиционных методов ведения политической агитации.
  3. Демонтаж образа «новых лиц» и формирование новой региональной элиты. Партия власти, победившая в 2019 году благодаря запросу на обновление политикума, стремительно теряет поддержку. Фиксируется возвращение тренда на проверенных старых-добрых местных «крепких хозяйственников», что подтверждается любой социологией. Все местные элиты в большинстве крупных городов и регионов актуализировались в собственные проекты с серьёзной заявкой на дальнейшее всеукраинское политическое будущее.
  4. Регионализация и фактическая «феодализация» Украины. Любая социология подтверждает рекордный уровень поддержки местных франшиз. Характерно, что действуют они в противовес общенациональным политсилам, которые явно уступают в конкуренции местным «неофеодалам». Это связано с реформой децентрализации, суть которой передача полномочий центра на места с дальнейшим уменьшением присутствия центра, что закономерно сказывается на его электоральной поддержке.
  5. «Ковидная политика». Новое словосочетание в украинском политическом лексиконе. Эпидемия Covid-19 сильно сказалась на кампании, став её важнейшим элементом, в том числе и технологическим (вместо «гречки» теперь раздают маски и антисептики). Отмечается противостояние по линии «центр-периферия»: президент утверждает, что в стремительном ухудшении ситуации с коронавирусом виновны местные власти и их предвыборная активность. Те в ответ обвиняют в бездействии центральную власть.
  6. Конкуретность и «грязность». Общее количество кандидатов в этой кампании – более 280 тысяч человек, баллотирующихся от 144 партий. Это порождает высокий уровень конкуренции и, как следствие, широкое применение «чёрных» технологий. Хрестоматийный пример – Харьков, где кампания, построенная вокруг болезни Кернеса (доходило до прямых «вбросов» о его смерти) уже классифицируется экспертами как едва ли не самая «чёрная» в стране.
  7. Поражение партии власти. Для Зеленского и «Слуги народа» эти местные выборы являются, по сути, «третьим туром» президентских выборов. Несмотря на то, что в большинстве регионов страны «зелёные» сохраняют определённый процент поддержки (находясь, как правило, на 2-3 месте по популярности), тем не менее очевидно, что рейтинги со времён парламентских выборов упали в 2-3 раза. Фактически, местная кампания – вотум доверия президенту со стороны украинцев. Общеукраинский рейтинг «Слуги народа» составляет 17% — против 42% в 2019. Оставаясь формально самой популярной партией в стране, в реальности «слуги» с треском проигрывают на местах, что критически снижает общую легитимность центральной власти.

После 25 октября: что ждёт Украину по прошествии местных выборов

Осенние выборы закрепили ряд важных и серьёзных тенденций, главной из которых является оформляющаяся политическая субъектность местных элит как следствие «расползания» Украины на региональные центры влияния на фоне слабости Киева. Катализатором этих процессов послужила эпидемия Covid-19 и все проблемы и нюансы противодействия пандемии.

Ситуация обстоит следующим образом. На всех прошлых местных выборах представители региональных элит всегда шли либо в фарватере партии власти, либо в общенациональных структурах оппозиции. Однако во время кампании 2020 года ситуация изменилась и условные «партии мэров» решили выступить отдельно и от первых, и от вторых. Уже сейчас можно утверждать, что это решение имело успех.

Легко спрогнозировать, что спустя небольшое время (1-2 года) возросшая субъектность и «кристаллизация» этих элит выльется в политические требования и проекты всеукраинского масштаба. Это, в свою очередь, станет серьёзным основанием для раскачки ситуации в стране с целью проведения досрочных парламентских выборов, где будут широко представлены те команды, которые сегодня получают всю полноту власти в своих городах и ОТГ.

Стратегически это также фиксирует фактический «раскол» Украины на региональные центры влияния и принятия решений. Уже сейчас есть основания утверждать, что на наших глазах страна превращается в эдакую «Боснию и Герцеговину Восточной Европы», где при формальной унитарности (хоть это и не прописано чётко в конституции БиГ) реальную власть имеют именно регионы и их представители. Да, пока что украинские «неофеодалы» не имеют таких прав, однако не составляет труда предположить, что внушительные результаты по итогам выборов станут в дальнейшем формальным поводом и обоснованием для легитимации соответствующих запросов на расширение своих полномочий.

Добавьте Klymenko Time в список ваших источников