Марафон, так марафон: итоги общения Зеленского и СМИ

11.10.2019 23:44 Статья

 

В четверг, 10 октября, президент Украины Владимир Зеленский решил пообщаться с представителями СМИ в прямом эфире в формате так называемого пресс-марафона. Шаг Зеленского с марафоном — однозначно правильный. Есть ряд вопросов, на которые пора ответить. Не для того, чтобы изначально негативно настроенные СМИ из пула Порошенко или Сороса перестали охотиться на Зеленского и его окружение. А для того, чтобы они не имели права говорить, что их вопросы не слышат, на них не отвечают и с ними не говорят.

Мнений о том, что говорил Владимир Зеленский будет миллион, но мы вам расскажем о своем.

Пресс-марафон Зеленского. Как это было и для кого?

Итак, президент Украины Владимир Зеленский в четверг, 10 октября, проводил встречу с журналистами в непривычном для Украины формате. Представители СМИ уже успели окрестить ее «встреча на рынке», «обсуждение войны в столовке» и так далее. А все, потому что местом для проведения был выбран недавно открытый, но уже вызвавший немало дискуссий Kyiv Food Market.

Марафон Владимира Зеленского длился 14 часов. Украинскому президенту в перерыве между общением с журналистами даже вручили свидетельство о новом мировом рекорде.

На шее президента вздулась вена, глаза блещут, он в ударе и как всегда эмоционален. Очевидно, что ни одна заготовка журналистов не сработала и не сработает. Зеленский главная звезда сегодняшнего представления, он ревнив и не собирается оправдываться. Президент навязал свой неформальный формат пресс-конференции и, хотя действо кажется довольно демократичным, аккредитованные журналисты допускаются “к телу” уютными для спикера группками.

Цеховая солидарность, о которой принято с придыханием говорить в кругу журналистов, разбилась о фуд-корт. Большинство пришедших задать вопрос президенту попросту “не вывозят” общения, навязанного организаторами, меньшинство таки проявляло пытливость, технику контрастного душа, порой даже — грязевые ванны.

Отношения Владимира Зеленского с украинскими медиа были сложными с самого начала их романа. Любовники притирались друг к другу, издалека оказывая друг другу знаки внимания. Одни журналисты думали было приручить тогда еще кандидата в президенты, имитируя равнодушие. Другие — сразу возненавидели конкурента своего любимого седовласого папаши и начали травить Зеленского. Грантоедская медийная обойма сколотила «любовь по расчету» с радикальными патриотами, удивив наивную украинскую публику — воистину, нет дна, которое не пробили бы отечественные лидеры мнений.

Послемайданная ситуация в украинских медиа действительно напоминала зачищенный ПГТ на линии соприкосновения в АТО. Петр Порошенко, по совместительству медиамагнат, установил особый режим коммуникации с журналистами. Вылезая время от времени из теплой ванны, экс-президент отнимал лицензии и отжимал телеканалы. Параллельно с этим его организованная политическая группировка раздавала конфетки, сухари и сушки особо отличившимся в вылизывании властного афедрона. Как взаимодействовать с возможным будущим главой государства развращенная СМИшная масса не понимала.

Таким образом, Владимир Зеленский был обречен победить без медиа, поддержка которых могла бы стать медвежьей услугой. Используя свои каналы коммуникации в соцсетях и Youtube и естественную связь с телеканалом «1+1», новый президент, кажется, создал новую медийную реальность.

Во-первых, он создал прецедент, когда журналисты обнаружили себя брошенными до того, как между Зеленским и медиа появилось хоть что-то, кроме вражды. Журналист самого честного «Радио Свобода» с микрофоном вместо детской лопатки в руках, атакующий Зеленского, вылезающего из черного джипа — едва ли пасторальная картина, изображающая влюбленных.

Во-вторых, читатель и зритель настойчиво дал понять, что информация напрямую — это вкуснее, приятнее и, главное, правдивей. Таким образом, сама жизнь расставила власть и медиа по своим местам. И, кажется, этой расстановкой довольна лишь проголодавшаяся аудитория.

В-третьих, Зеленский и его окружение превратили политическую коммуникацию в цех по производству развлекательно-отвлекательного контента, где политические смыслы густо перемешаны с понятными практически всем эмоциями.

Давайте перейдем к эмоциям или о том, что стало понятно после пресс-марафона.

Итоги пресс-марафона Владимира Зеленского

Первое, что заявил Зеленский, что на совещаниях с правоохранителями поставил цель — до 1 ноября показать результат в расследованиях по коррупционерам. Сетует, что люди жалуются — «весна прошла, уже осень — посадок нет». Не одним Пашинским, как говорится, остальным приготовится.

Сюда же важно добавить, что Зеленский сам коснулся темы одесского экс-активиста «Правого сектора» Сергея Стерненко и напомнил, что сам Стерненко убил человека. Сказал, что в этой ситуации надо разобраться. Да, Владимир Александрович, очень надо. Можно начать с видеозаписи стрима, где говорится, что нож на месте преступления принадлежит Стерненко. И с того факта, что у «нападавших на Стерненко» ножей и вообще какого-либо оружия не было.

Говорил Зеленский и о «формуле Штайнмайера», много и эмоционально говорил и по ситуации и по всем палкам, которые ставят ему в колеса на этом пути. Говорил и протестах против нее, в которых откровенно обвинил Порошенко, который сегодня качает ситуация и, по мнению президента, хотел бы возглавить новый майдан. При этом отметил, что Порошенко радикально меняет свою риторику, отказываясь от более ранних заявлений. И это вызывает удивление западных партнеров.

Зеленский тоже заметил, что Порошенко продолжает жить так будто бы он по-прежнему президент — и назвал это его большой психологической проблемой.

Ручной блогер Петра Алексеевича записал его мнение по пресс-марафону Зеленского.

Порошенко выдал желаемое за действительное, рассказав, что ему в пресс-марафоне уделили слишком много времени.

Еще было что-то про конверты. А вот о причинах прогула допросов — опять ни слова.

Зеленский о ситуации на Донбассе

Конечно же, были вопросы и по Донбассу. Зеленский заявил, что не хочет, чтобы ситуация на Донбассе перешла в стадию замороженного конфликта, но не может на 100% обещать, что этого не произойдет. Подчеркнул, что, по сути, конфликт и так похож на то же Приднестровье или, например, Абхазию. И единственная разница в том, что у нас на сегодня продолжают стрелять.

Так же Зеленский рассказал, что не доволен порядком выполнения пунктов Минских соглашений. Конкретно ему не нравится, что сначала должны пройти местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, а уже потом Украине возвращается контроль над участком границы с Россией. Президент намерен поднять этот вопрос на саммите в Нормандском формате, так как представители трехсторонней контактной группы в Минске не могут решить этот вопрос. Очевидно, президент твердо стоит на позиции того, что выборы на Донбассе должны пройти по украинскому законодательству, с украинскими СМИ, партиями, Центризбиркомом. В тоже время у него есть план «Б» по решению проблем Донбасса, но детали президент не раскрыл.

Также президент Украины подчеркнул, что изменит формат переговоров, если минский формат не решит проблему войны на Донбассе. Также он рассказал, что хочет в «нормандском формате» обсудить и вопрос возврата Крыма.

Не обошелся марафон и без вопросов по США, Байдену и Трампу. Совместного следственного комитета по делу Байдена пока что нет, и добавил, что он не видит коррупционной составляющей и нарушения закона в просьбе американского лидера Дональда Трампа таки провести расследование по этому делу. К тому же, он опроверг слухи об оказании давления со стороны Трампа при их разговоре.

Трамп тоже смотрел пресс-марафон Зеленского и сразу прокомментировал слова об отсутствии давления.

Новость не очень понравится амбициозному Байдену.

Уголовные дела против Анатолия Матиоса

Здесь попрошу особого внимания. Зеленский прокомментировал коррупционные дела экс-главного военного прокурора Анатолия Матиоса. Прежде всего, он заявил, что если узнает о привлечении Матиоса в СБУ хотя бы в формате консультанта — он немедленно отправит в отставку главу СБУ Ивана Баканова. И это правильно.

Также, выслушав информацию о рейдерской схеме Матиоса, о той самой схеме, о которой мы рассказывали в одном из своих расследований Владимир Зеленский заявил, что хоть завтра готов обеспечить встречу с Генпрокурором по этой теме.

Пресс-марафон Зеленского закончился, он длился 14 часов 10 минут. С 10:00 до 00:10.

Закончился он одиночными аплодисментами самых упорных журналистов.

Кажется, в этот день мы увидели весь паноптикум отечественных СМИ. Здесь и феечки, машущие ресницами с требованием немедленно назначить дату “окончания эпохи бедности”, и массоны с жидорептилоидами, стремящиеся захватить жирный украинский чернозем, и прочие невнятные вопрошатели, перебивающие Зеленского. В какой-то момент показалось, что городской сумасшедший, который орал с первого этажа, не намного блаженнее, чем “акулы пера”.

Кто бы, что не говорил, но марафон Владимира Зеленского оказался вторым по популярности украинским полит-шоу после его дебатов с Порошенко. Предвыборный батл длился недолго и закончился падением кандидатов на колени. Марафон же поставил на колени практически всю украинскую журналистику. Тем более, что украинские медиа из числа “пресс-слуги” бывшей власти разгоняли тезис, что, якобы Зеленский боится общения со СМИ. Оказалось, что общаться ему практически не с кем — подавляющее количество журналистов оказалось полными ноунеймами.

Они пришли к главе государства неподготовленными и пытались воспользоваться “звездным часом” — повторяющиеся вопросы, нелепые попытки троллить Зеленского. В общем, кроме того, что общество наконец-то узнало очень много о президенте и его планах, нам всем стало очевидным, что украинские медиа или то, что мы называем таковыми, находятся в глубочайшем кризисе.

А ведь могло бы быть и так.

Под конец марафона Зеленский все чаще заговаривался, терял «первую часть вопроса». И на финише уже буквально потерял голос. Но держался до последнего. Сложно сказать, кто из предыдущих президентов смог бы так пройти этот марафон. Порошенко? Не факт. По крайней мере, его дешевая актерская манера и забронзовелость не позволили бы сделать эту встречу интересной. Янукович? Точно нет. Кучма и Кравчук? Люди не того формата и сегодня, и в лучшие свои годы.

Именно Зеленскому удалось навязать непривычный для украинского зрителя формат длиннющего общения со СМИ, но упаковать его в привычный для самих журналистов банкет. Вход через фуд-корт, через халявный коньячок и вкусный бутерброд — это так привычно для сервильных СМИ, кубло которых так ласково лелеяла предыдущая власть. Впрочем, не еда виной тому, что журналисты не понимали, о чем они спрашивают. И не внезапная халява причина тому, что журналисты не врубались, что им отвечает президент. Уже на третьем часу стало понятно, что Зеленскому не понадобится допинг, чтобы навсегда поставить на место своих наивных противников.

Да, Зеленский это сделал. Как профессиональный актер, умеющий работать с аудиторией и держать внимание, прежде всего. Хотя и компетентность в целом ряде вопросов он показал. Да, не на все вопросы были получены ответы. Где-то Зеленский схитрил, где-то просто не мог ответить. Но это однозначно новый формат, который лучше рафинированных интервью с 3-5 тщательно отобранными ведущими телеканалов. Или двухчасовая пресс-конференция, где задающих вопросы и сами вопросы заранее согласовывает пресс-секретарь.

Сегодня информационная повестка дня резко поменялась, Зеленский полностью забил ее собой. Плюс президент в любом случае смог приблизить себя и к журналиста, и к своим избирателям. Но завтра повестка дня снова изменится. И с этим нужно будет что-то делать. Потому что те, кто задают сегодня Зеленскому вопросы громче всех, ответы не получили. Просто потому, что ответы им не нужны.

К окончанию марафона глава государства выглядел столь же утомленным, сколь нелепыми оказались журналисты, которые считали себя хозяевами положения. Украина изменилась, а сообщество, возомнившее себя “четвертой властью”, поменялось местами с шоуменом, который превращается в сильного президента.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное