Лайфхак от порохоботов: красть из бюджета, чтобы противостоять Путину

21.11.2018 13:11 Статья

 

В медиаполе есть такая прослойка людей которых называют порохоботами. Они упражняются в оправдании любого, даже самого людоедского шага власти и президента лично. Иногда даже впадают в грызню – кто более предан Петру Порошенко. Отсюда и название порохоботы.

Пусть вас не путает частичка «бот» — речь идёт в первую очередь не об анонимах, а о вполне известных и состоявшихся людях, иногда – даже таких, которых можно отнести к интеллигенции. Боты они не потому, что анонимы, а потому, что по логике, культуре и здравому смыслу они – на уровне примитивного интернет-тролля.

Карл Волох о воровстве украинской власти

На выходных случилось очередное яркое исполнение, достойное попасть в золотые анналы порохоботства и информационной проституции вообще. Карл Волох, фейсбук-блоггер, как он сам себя назвал, «главный жидобандеровец украинского ФБ», и преданный фанат Порошенко, заявил, что власти приходится воровать деньги из бюджета, чтобы достойно противостоять Путину.

Казалось бы, конфуз и оговорка по Фрейду. Но нет. Тема коррупции и борьбы с ней является одной из важнейших как во внутреннем политическом дискурсе, так и в отношениях с Западом. Именно от успехов в этой сфере зависит очень многое – начиная от очередного транша от МВФ, и заканчивая анонсированным, но всё никак не начинающимся взрывным экономическим ростом.

Обвинения прежней власти в коррупции были одним из лейтмотивов Евромайдана, Порошенко во время избрания обещал «посадить трёх друзей», подобно сингапурскому Ли Куан Ю. А куча новшеств, от системы тендеров «Прозорро» и до НАБУ, САП и долгожданного Антикоррупционного суда преподносились как фундаментальнейшая реформа, которая изменит в Украине всё.

Но после 5 лет каких-то действий, имеем такое заявление от информационной обслуги власти. Почему, наконец решились назвать вещи своими именами, и проглотят ли это на Западе?

Зачем украинской власти воровать из бюджета?  

Итак, как написал Карл Волох, власть вынуждена воровать, чтобы эффективней противостоять Кремлю.

Он подметил, что огульные антикоррупционные кампании против власти подыгрывают Путину, а борьба против коррупции приведёт к власти «коррупционеров более отъявленных». А на все те же вынужденно ворованные деньги, якобы можно «информационно противостоять атаке путинско-олигархических информационных войск». Получается какое-то робингудство времён гибридных войн.

Карл Волох о телеканале «Прямой»

В комментариях Волох привёл пример с телеканалом «Прямой». По его мнению, если его не финансировать, то «проигрыш пророссийским СМИ будет всухую».

Де-юре «Прямым» владеет экс-регионал Владимир Макеенко, и на бумаге Банковая не имеет никакого отношения к этому телеканалу, наиболее преданно вылизывающим и отбеливающим все пятна на солнечном лике Порошенко.

Борьба с коррупцией в Украине: обещания и реальность

Перейдём к серьёзному анализу того, какую роль тема борьбы с коррупцией играла в легитимации постмайданной власти и её отношениях с Западом – и громких скандалах, которые понемногу свели всё это на нет.

На самом Майдане темы того, что Янукович и его команда очень коррумпированные, проходила красной нитью. Расследования Лещенко, Найема, Татьяны Черновол и других в 2012-13 годах накачивали общественное недовольство. Сыграли в этом не последнюю скрипку и международные грантовые организации.

В итоге, это вылилось в требования люстрации и очищения власти, которые и были законодательно утверждены еще в сентябре 2014 года. По этому закону были уволены все госчиновники, работавшие во время Майдана. То, что подавалось как борьба с коррупцией, оказалось банальной политической местью – иных результатов, как и стоило ожидать, не последовало.

Сегодня могут вызывать только ироническую усмешку слова Порошенко времён начала каденции о том, что покрывающие коррупцию и контрабанду силовые органы сложились в «антигосударственный кулак», а активистов и журналистов покупают за тридцать сребренников.

НАБУ оказался пшиком?

Ещё один сюжет новейшей истории – это создание и деятельность Национального антикоррупционного бюро и других органов. Создание НАБУ ещё в 2014 году стало требованием, озвученным МВФ, без которого Украине отказывались одалживать миллиарды. Власть согласилась провести закон, предусматривающий создание специального органа с особыми полномочиями, и в 2016 году он был окончательно запущен.

В итоге, орган, от которого ожидалась ни много не мало революция в украинской госслужбе, оказался пшиком. Что называется, гора родила мышь. Например, генпрокурор Луценко, который буквально накануне неудачно подавал в отставку, 12 ноября заявил, что НАБУ и САП, пребывающие под западной крышей, сами виноваты в отсутствии результатов работы и громких приговоров.

Луценко, безусловно, лукавит – его ведомство и он лично неоднократно саботировали работу новых антикоррупционных органов. Они то устраивали слив информации следствия или расконспирировали агентов, то некачественно представляя прошения на снятие неприкосновенности в Раде. В конце концов, в августе 16 года имела место прямая стычка между силовиками НАБУ и ГПУ, которые шпионили друг за другом.

Почему Запад так заинтересован в независимости НАБУ, вполне понятно. Во-первых, эта структура пребывает на прямом контакте с Федеральным бюро расследований США, и скорее подотчётна американскому посольству, чем Банковой.

Во-вторых, ограничение аппетитов госчиновников на откаты нужно западному капиталу, банально заинтересованному в прибылях. В конце концов, именно на НАБУ возлагают надежду, что западные кредиты попросту не разворуют. Власть же этому сопротивляется, как может, и тезис о пользе воровства верхушки власти как раз надо рассматривать в этом ключе.

Пройдёмся же, по списку самых ярких примеров такого воровства. Во-первых, это оборонная сфера – «Укрспецэкспорт», продажа старых арсеналов. Постоянные подозрения, в том, что боеприпасы со складов куда-то продают, а после чего происходят взрывы тех самых складов за месяц, а то и меньше до предполагаемой проверки.

Куда делись рюкзаки Авакова?

Сюда же стоит отнести громкое дело «рюкзаков Авакова», когда оказалось, что фирма, близкая к сыну главы МВД Арсену Авакову продавала подчинённой тому же Арсену Авакову Нацгвардии некачественные рюкзаки с огромной наценкой. Сумму растраты оценивали в 14 миллионов гривен. Рюкзаки, как стало известно буквально сегодня, до Нацгвардии так и не дошли.

В итоге, уголовное дело закрыли, потому что мелкий стрелочник взял вину на себя, и ему дали условный срок.

Продажа «Кузни на Рыбальском»

Другой интересный сюжет – это продажа завода «Кузня на Рыбальском» (бывшая «Ленинская кузня») Петром Порошенко экс-регионалу Сергею Тигипко.

Завод выполнял военные заказы по производству военных катеров «Гюрза», которыми Украина грозилась усилить себя на Азовском море.

Порошенко признал, что имел место конфликт интересов, поэтому и решил продать завод. Но Сергей Тигипко ранее не имел интересов в подобных сферах, а то, что его допускают к гарантированно огромным госзаказам, не может не вызывать вопросов. Концы, как всегда, спрятаны в воду, однако уже высказывались предположения, что Порошенко попросту раскладывает яйца в разные корзины, оставляя за собой реальный контроль над предприятием.

Во-вторых, огромным источником коррупционной ренты остаётся энергетическая сфера. Это, например, уголь, цена на который образовывается по формуле «Роттердам+». То есть, государство закупает у поставщиков, в первую очередь – «ДТЭК» Рината Ахметова, уголь, в основном украинского производства, но как будто бы он привезён из голландского Роттердама. Это газ, цена которого до сих пор толком непонятна. Куда идёт огромная разница между себестоимостью газа украинской добычи и ценой, по которой за него платят рядовые граждане? Это десятки схем в электроэнергии, теплоэнерго и так далее. Пока накапливаются огромные долги, власть ворует на информационный отпор Путину?

В конце концов, всегда остаётся огромная сфера для злоупотреблений, от контрабанды до государственных предприятий и тендеров на закупку бумаги. Это огромный массив информации, который не интересен не антикоррупционным активистам, ни журналистам-расследователям, пока на то не поступает грантовый заказ.

Тема коррупции, наравне с бедностью и войной, постоянно фигурирует в первой тройке проблем, беспокоящих украинцев. Это с завидной регулярностью показывают все соцопросы. По разным данным, эту проблему называют от 20% од 40% опрошенных. Для сравнения, гуманитарные вопросы, условные Томос и язык, стабильно – на дне списка названных гражданами как угроза.

Рейтинг Украины в борьбе с коррупцией

Есть ещё и такое понимание, как «Индекс восприятия коррупции». Это международный рейтинг, оценивающий укоренённость коррупции в жизни того или иного государства. По последним отчётам, Украина находится на 134 месте, всего на одну ступеньку обгоняя Россию, ради борьбы с которой эта коррупция якобы и нужна.

И это за пять лет европейского курса и после «остаточного прощавай»?

Получается тем, кто у власти, тем нужно воровать, чтобы решать проблемы, которые она сама же и выдумывает? Само по себе это и не ново. Поражает скорее то, с какой наглостью украинцам предлагают понять и простить это.  А пока на Банковой копят на открытие очередного сливного бачка по типу телеканала «Прямой», украинцам предлагают в очередной раз затянуть потуже пояса. И не сметь возмущаться.

Facebook Comments
новости и статьи Klymenko Time Популярное