23 декабря 2022 18:46

Есть отношения, которые Запад просто не может разорвать с Россией

Из-за вторжения в Украину ЕС и США разорвали связи с Москвой во всем — от энергетики до торговли и путешествий, но есть партнерство, от которого они не могут отказаться.

Politico
Время для чтения

Минут на чтение:

9

Есть отношения, которые Запад просто не может разорвать с Россией

Попытки ряда европейских стран сорвать реализацию проекта создания термоядерного реактора сорвались. Выяснилось, что без российского участия в нем миллиарды долларов будут попросту выброшены на ветер.Об этом говорится в публикации Politico.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

В тихом и солнечном уголке южной Франции уютно расположилась площадка Международного экспериментального термоядерного реактора (ИТЭР) – проекта, предназначенного для укрощения реакции ядерного синтеза, в результате которой высвобождается колоссальное количество энергии. Его реализация тихо, но довольно уверенно продолжается с участием российских ученых и с использованием российских технологий.

В этом месяце ученые ИТЭР порадовались крупному достижению, о котором объявил Национальный комплекс лазерных термоядерных реакций США при Ливерморской национальной лаборатории им. Лоуренса в Калифорнии. Его руководство заявило, что удалось преодолеть серьезное препятствие и получить больше энергии в результате проведенного эксперимента синтеза.

Проект ИТЭР, в котором участвуют 35 стран, стал результатом встречи американского президента Рональда Рейгана и советского руководителя Михаила Горбачева в 1985 году, состоявшейся после многолетней холодной войны. Из него никак нельзя исключить участника, который пустился во все тяжкие. Если прекратить участие России в этом эксперименте, он просто будет сорван.

Цель проекта стоимостью 44 миллиарда долларов – проверить реакцию ядерного синтеза (такая реакция происходит в центре звезд) на предмет ее превращения в надежный источник чистой безуглеродной энергии, которая минимально радиоактивна. Для этого надо ввести горячую плазму при температуре до 150 миллионов градусов Цельсия в устройство и ограничить ее магнитными полями. При этом ядра водорода в результате синтеза превращаются в ядра гелия и дополнительные нейтроны, высвобождая огромное количество энергии.

Евросоюз взял на себя около половины расходов на проведение эксперимента и осуществляет свою часть руководства проектом через расположенное в Барселоне агентство Fusion 4 Europe. Индии, Японии, Китаю, России, Южной Корее и США принадлежат доли примерно по девять процентов.

Поскольку Россия является активной участницей ИТЭР, на объекте работают около 50 ее сотрудников, включая инженеров.

Когда Россия вторглась в феврале в Украину, проект оказался в трудном положении, особенно в связи с тем, что представители российского правительства вместе со своими европейскими и американскими коллегами входят в Совет ИТЭР, который принимает все важные решения.

"Это трудное равновесие, когда надо осудить участника, но потом придется столкнуться с тяжелыми последствиями для проекта", – сказала представитель ИТЭР по связям с общественностью Сабина Гриффит.

Она добавляет, что поначалу шли активные дискуссии о том, как реагировать на случившееся. Сотрудники какое-то время даже говорили, что на вебсайте проекта надо разместить баннер с осуждением военных действий, но потом отказались от этой идеи.

"Сама по себе эта организация вне политики, но многие люди спрашивали, что делать", – когда начались боевые действия, рассказал главный инженер ИТЭР Ален Бекуле, который добавил, что персонал "очень опечален", но"политическая ситуация пока стабильная, все члены заявляют, что они хотят и дальше работать вместе".

Этот эксперимент уже получил свою порцию критики из-за превышения сметы и отставания от графика. Французское ведомство ядерной безопасности в январе отложило сборку термоядерного реактора из-за проблем с безопасностью. Управляющее агентство Fusion 4 Europe обвиняют в давлении на сотрудников и в перегрузке их работой, из-за чего, как утверждают критики, один человек даже совершил самоубийство.

В отличие от женевской лаборатории высоких энергий ЦЕРН, которая после начала военных действий приостановила сотрудничество с Россией, проект ИТЭР осуществляется в рамках международного соглашения, и поэтому исключить из него Москву трудно, сказал Бекуле.

Дело в том, что до 90% финансирования проект получает не деньгами, а в вещественном виде – оборудованием, приборами и так далее. Каждая страна-участница изготавливает единственную в своем роде, а потому уникальную часть реактора, после чего он складывается как гигантская головоломка.

Такая схема предназначена для формирования специализированных знаний и опыта в вопросах синтеза по всему миру и стимулирования внутреннего производства. Но в этом случае, если кто-то из участников не поставит свою часть, рухнет весь проект, и будут впустую потрачены миллиарды.

Но это не значит, что вооруженный конфликт на Украине не повлиял на него.

Во-первых, западные санкции и российские ответные санкции сделали крайне опасным процесс закупок деталей российского производства, объяснил Бекуле.

"Оказалось, что 2022 год очень важен в плане поставок из России", – сказал он.

Москва производит очень важные детали для реактора, включая шины электропитания, представляющие собой алюминиевые бруски, по которым реактор получает электрический ток огромной силы. Кроме того, в России изготовлен 200-тонный магнит в форме кольца, который придает форму плазме и удерживает ее в реакторе в подвешенном состоянии. Его называют катушкой полоидального магнитного поля.

Чтобы доставить шины грузовиками, а катушку из Санкт-Петербурга в Марсель морем, "потребовалась уйма бумажной работы, пришлось оправдываться и объяснять различным европейским странам, что нет, на нас санкции не распространяются, что для нас сделано исключение", - рассказал Бекуле. Это болезненный процесс, и из-за него поставки задерживались до двух месяцев, добавил он.

Кроме того, российский персонал оказался в подвешенном состоянии, в том числе, инженер-сборщик из Москвы Владимир Тронза, работающий на площадке ИТЭР с 2016 года.

"Вначале все спрашивали: „Что будет дальше? Придется ли нам искать другую работу? Или нам надо собирать чемоданы и возвращаться домой?”" – рассказал он. Тронза добавил, что поначалу российские сотрудники боялись отказа Москвы от участия в проекте.

Однако, по словам Тронзы, он не слышал, чтобы кто-то из россиян уехал домой. "Большинство вообще не хочет возвращаться", - потому что многие уже прочно осели на юго-востоке Франции.


Подписаться на наши новости в Google News
Подписаться на телеграм-канал Klymenko Time
Подписаться на аналитический телеграм-канал Klymenko Time


Понравился материал? Поставьте ему 5 звезд. Это важно для редакции.

 admin

admin

Автор

Поделиться публикацией

Добавьте Klymenko Time в список ваших источников

Новости

Мнения

Свежее Популярное
Больше мнений Перейти
Facebook Telegram Twitter Viber

Вы можете закрыть это окно и продолжить чтение. А можете - поддержать нашу команду небольшим донатом, чтобы мы и дальше могли писать и снимать видео о том, что действительно важно для нас с вами, вместе влиять на решения власти и общества

Стать Другом
x
Вверх