В отношениях двух геополитических противников были вмешательства во внутренние дела, торговая война и конкуренция в области высоких технологий
13:27

«Остановить Китай, чего бы это ни стоило». Как повлияет на судьбу Украины и всего мира новая «холодная война» – между США и КНР

В отношениях двух геополитических противников были вмешательства во внутренние дела, торговая война и конкуренция в области высоких технологий

элемент дизайна Клименко Тайм 14 минут на чтение : 14

Взаимоотношения Китая и США – одни из самых важных двусторонних отношений в мире. Сегодня однозначно можно утверждать, что за последние десятилетия – начиная с реформ Дэн Сяопина – КНР фактически стала второй сверхдержавой мира и важнейшим полюсом геополитического противостояния.

От стабильности и баланса в отношениях этих государств зависят не только страны или даже целые регионы, но и без преувеличения вся планета. При этом после избрания Дональда Трампа президентом отношения США и КНР значительно ухудшились – вспомнить хотя бы печально известную «торговую войну» 2018 года.

«Остановить Китай, чего бы это ни стоило». Как повлияет на судьбу Украины и всего мира новая «холодная война» – между США и КНР фото 1

Хочешь стать частью нашей команды, делиться своими историями и влиять на украинскую политику?
Вступай в Клуб друзей Klymenko Time

Последнее обострение конфликта двух мировых лидеров пролегает в плоскости высоких технологий. Вашингтон в резкой форме заявил о намерении не допустить технологического прорыва Китая в контексте освоения передовых технологий искусственного интеллекта. Официальный Пекин уже сделал ответный ход, усугубив ситуацию. Таким образом мы наблюдаем за новой «холодной войной» между сверхдержавами.

В Klymenko Time разбирались, как это противостояние повлияет на судьбу Украины и всего мира, а также могут ли США и Китай мирно сотрудничать.

Китай и США: Океания всегда воевала с Остазией?

Конфликт между США и КНР начался не вчера. Китай стал геополитическим противником Америки еще в 1950 году, когда в гражданской войне с «Гоминьданом» (китайский аналог белого движения в России, поддерживаемый Вашингтоном, — прим. ред.) победила коммунистическая партия. С тех пор отношения Республики со Штатами — стабильно напряженные, с короткими периодами «потепления» — как, например, во время реформ Дэн Сяопина. Не зря еще Мао Цзэдун в своем знаменитом выступлении призывал «весь мир» сражаться с «подлым американским агрессором». 

Однако с приходом к власти в США рационального прагматика Трампа контакты между КНР и Америкой пошли на спад. Апофеозом их противостояния стала знаменитая «торговая война» 2018 года. Это было обострение давнего конфликта: так, еще во время предвыборной кампании в 2016 году Трамп заявлял, что китайцы «насилуют Америку» и экономическое сотрудничество с ними следует радикально пересмотреть. Более того, действующий лидер США также коммуницировал с президентом Тайваня, что официальный Пекин расценил как «недружественный шаг».

В 2017 году товарооборот между двумя странами составил более 700 миллиардов долларов. Примечательно, что американская сторона закупала в Китае больше, чем китайская в Америке. Даже после «торговой войны» Китай остается главным экономическим партнером США. При этом действия Вашингтона были явно недружественными: Трамп своим указом резко поднял пошлины на китайский импорт. В среднем пошлины США подняли более чем на 20%, но пострадали от этого, прежде всего, простые американцы и американский бизнес. В Китае этими действиями остались «крайне разочарованы» и ввели собственные пошлины на товары из Америки.

Потери обеих стран по итогу этих бессмысленных войн доходят до 70 миллиардов долларов. С другой стороны, обе страны инициировали мирные подвижки, которые резко «схлопнулись» в августе 2020 года. Тогда Трамп заявил, что «не будет говорить с китайцами» из-за того, что якобы они «разнесли по всему миру коронавирус». Таким образом затухающий конфликт «подогрели» вновь.

В последнее время Трамп и его политические соратники внедряют в сознание американцев своего рода информационные кодоны: тезисы и смыслы, оправдывающие и обосновывающие их политику. Так, выступая в сентябре в ООН, президент США обрушился с критикой на Китай, обвинив последний во всех смертных грехах: от коронавируса до повышенных выбросов ртути в атмосферу — и это при том, что США сами не ратифицировали «киотский протокол» и вышли из Парижского соглашения по климату. Таким образом, продвигается идея, что Китай всегда был противником Штатов и дружить с ним не следует – тезисы, будто бы под копирку, напоминают Оруэлла и его «Океания всегда воевала с Остазией». Однако действительно ли это правда, или обе страны могут мирно сотрудничать, установив понятные и принимаемые обоими правила игры? Вопрос остается открытым.

Борьба технологий: чем угрожает китайский искусственный интеллект

Очередной виток обострения противостояния США с Китаем произошел внезапно. Глава Комиссии нацбезопасности США по вопросам ИИ и экс-директор Google Эрик Шмидт заявил, что американская сторона обязана срочно разработать общегосударственную стратегию по вопросам искусственного интеллекта. В выражениях Шмидт не стеснялся: он сказал, что основной принцип Америки должен быть «чего бы нам это ни стоило».

Китай и его технологические наработки давно являются проблемой для США. Еще в середине-конце «нулевых» КНР начала масштабную программу модернизации своих вооруженных сил (рассчитанную на 30-50 лет). Вопросы искусственного интеллекта также выносились на повестку дня. На словах Китай заявляет лишь о мирном использовании технологий ИИ, однако никто не отменял проверенный временем тезис: хочешь мира – готовься к войне. В этом контексте совершенно очевидно, что США на своем уровне стараются максимально помешать КНР и далее осваивать технологии «хай-тек».

Так, Эрик Шмидт сказал, что Америка – «или, по крайней мере, Запад» должны опередить Китай в разработках систем искусственного интеллекта. По мнению американца, КНР сегодня на практике последовательно реализует «диктатуру высоких технологий», и если Штаты не начнут действовать так же, то через 10-20 лет окажутся позади. При этом нельзя не отметить, что Америка уже давно действует в рамках этой самой «диктатуры технологий» — как тут не вспомнить знаменитый бушевский «Акт о патриотизме»?

Подобные заявления de facto являются прямым признанием США в том, что в вопросе высоких темпов технологического развития они сегодня проигрывают Китаю по ряду показателей. Это негативным образом влияет на имидж Штатов как главной мировой сверхдержавы, а также становится фактическим козырем Китая в вопросе общемирового диалога: теперь легко можно заявить, что Америка мешает мирной эволюции китайской научной мысли в угоду собственным интересам. При этом без ответа эти действия США КНР не оставила.

Так, 17 октября в Китае на законодательном уровне учредили свой аналог созданного ещё в 1949 «КОКОМа» — системы контроля над международным экспортом в СССР и другие страны социалистического блока, только на этот раз контролироваться будет экспорт передовых технологий. Согласно новому закону, экспортирование товаров и научных разработок класса «хай-тек» отныне отслеживается специальными органами государства. Это позволит КНР легко действовать против тех стран, в том числе США, чья деятельность наносит ущерб китайскому государству.

Почему говорят о второй «холодной войне»

Китайские разработки по ИИ потенциально способны обеспечить качественный рывок вперед и переформатировать весь рынок подобных технологий. Более того, эти научные достижения могут использоваться в военных целях, что является прямой угрозой для национальной безопасности США. Международный авторитет и влияние в сумме с огромной численностью населения и передовой армией мира, умноженные на высокие технологии последнего поколения, могут быстро вознести Китай на пьедестал главного мирового лидера XXI века.

Ряд видных представителей экспертного сообщества США — например, Киссинджер или Бжезинский — неоднократно заявляли, что новую «гонку вооружений», которую впору переименовывать в «гонку технологий», Америка в стратегической перспективе проигрывает. Высока вероятность, что Китай стоит на пороге нового технологического прорыва это перекроит порядок вещей, принятый в мире на данный момент, а также изменит вектор развития всей планеты. США, в свою очередь, пойти на это не могут и не хотят.

Каковы интерес и роль Украины

Не являясь по-настоящему субъектной, наша страна — всего лишь пешка на шахматной доске игры великих держав, причем прозападная. От стратегического партнерства с Китаем мы последовательно отказываемся: из инициативы нового «шелкового пути» Украину исключили, а вокруг продажи активов завода «Мотор Січ» случился резонансный конфликт. Нельзя забывать и о том, что главным союзником Китая сегодня является Россия – а нынешний Киев готов работать «хоч з чортом лисим», но только не с ней.

Китай сегодня фактически монополизировал ряд производств, в числе которых техника и медицинские препараты, и замкнул их на себе и своей территории. Эта положение вещей Запад наверняка пересмотрит, а расходы на все это – диверсифицируют. Если украинские элиты не видят интереса в сотрудничестве с Китаем, то следует хотя бы воспользоваться имеющимся положением. Мы ассоциированы с Евросоюзом, мы – во всяком случае на словах – являемся стратегическим партнером для Штатов. Логика ТНК и международного капитала заключается в том, чтобы выносить производства из «там где подороже» в «там где подешевле». Украина может стать отличной площадкой и хабом для таких производств, оперативно развернутых в контексте конфликта с Китаем.

Наше геополитическое расположение может в этот раз стать спасением – а не проклятием, как рассуждают некоторые представители современной политической элиты. Украина — на фоне нового витка торговой войны США и КНР — может предложить свои услуги по транзиту. На нашей территории можно строить медицинские фабрики, производящие оборудование и средства индивидуальной защиты – ведь от китайского продукта Запад намерен постепенно отказываться.

Странно при этом, что данные вопросы не педалирует нынешняя власть. В преддверии местных выборов это отлично легло бы в пропагандистские тезисы о «международных инвестициях», тысячи украинцев нашли бы работу, а бюджет бы пополнился налоговыми поступлениями. 

На фоне очередного охлаждения отношений между Китаем и коллективным Западом (при этом для последнего Китай очень нужен как залог выхода из кризиса после эпидемии – для той же ФРГ) Украина могла бы стать эдакой Францией времен Де Голля – посредником и переговорной площадкой в рамках «разборок» великих держав. Новое геополитическое противостояние США и КНР дарит Украине очередной исторической шанс проводить суверенную политику взаимовыгодного сотрудничества с обеими странами. Однако, вероятнее всего, действующее украинское руководство не пойдет на это в силу своей внешнеполитической ангажированности и «америкоцентричности».

Добавьте Klymenko Time в список ваших источников