В программе «Восточного партнерства» присутствует антироссийский фактор.
17:55

Беларусь понизила градус сотрудничества с ЕС в «Восточном партнерстве». Что это означает для страны и для самой организации?

В программе «Восточного партнерства» присутствует антироссийский фактор

элемент дизайна Клименко Тайм 14 минут на чтение : 14

17 ноября стало известно, что Беларусь понизит уровень участия в программе Евросоюза «Восточное партнерство». Разбираем, что это за программа и какая выгода от участия в ней для Беларуси.

Что приостановит Беларусь

По словам министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, на мероприятиях «Восточного партнерства» страну будут представлять не руководители министерств, а их эксперты. А в случае проведения саммита вопросы, касающиеся Беларуси, станут обсуждать на уровне постоянного представителя Беларуси при Евросоюзе. Также приостановят диалог с ЕС по правам человека из-за политизации вопроса.

Цель – расширение влияния ЕС

«Восточное партнерство» – программа ЕС, направленная на углубление и укрепление отношений с шестью странами: Арменией, Азербайджаном, Беларусью, Грузией, Молдовой и Украиной. В ее основу положили ряд политических аспектов, выполнение которых не предполагало равноправного диалога со странами-участницами. А отношения выстраивались на основе евроцентризма и противопоставлении евроинтеграции как «пути развития» и сотрудничества с Россией как «шага назад».

Идею проекта в 2008 г. предоставила Польша при участии Швеции. Основными приоритетами реформ и сотрудничества в рамках программы стали: развитие демократии и совершенствование управленческой системы, экономическая интеграция стран-участниц с ЕС, энергетическая безопасность (в первую очередь – диверсификация поставок энергоносителей с созданием альтернативных российским источников энергоснабжения Европы), углубление контактов между населением с помощью либерализации визового режима.

Вследствие сотрудничества Украина, Грузия и Молдавия назвали вступление в ЕС целью внешней политики, подписали Ассоциацию с ЕС и получили безвизовый режим.

То есть, программа способствует сотрудничеству и постепенной интеграции стран в европейское пространство на политическом и экономическом уровнях. А также – постепенному их выводу из зоны влияния России с одновременным переходом в зону влияния ЕС.

По словам президента Европейского совета Шарля Мишеля, восточное партнерство является приоритетом внешней политики ЕС. В его рамках продвигаются также и общеевропейские ценности. К примеру, приоритетными темами на запланированном в марте 2021 г. саммите назвали:

— укрепление государственных институтов, соблюдения прав человека, гендерное равенство и верховенство права;

-экономическое партнерство, контакты между странами и возможности для молодежи. Что с высокой вероятностью предполагает трудовую миграцию молодежи в страны ЕС;

цифровая трансформация и диджитализация.

То есть, практически всё то, что начали продвигать в Украине после 2014 г. С той лишь разницей, что в вопросе верховенства права ЕС откровенно давит на украинскую систему: не так давно в условиях конституционного кризиса появилась информация, что в случае нарушения Конституционным судом Украины «институциональной способности и устойчивости антикоррупционной инфраструктуры» Украина может утратить безвиз, а сотрудничество с МВФ приостановят. А значит, верховенство права для ЕС не столь важно, если вопрос касается реализации европейских интересов на территории стран-участниц программы.

Интересы Беларуси

Беларусь крайне заинтересована в энергетической безопасности (страна примерно на 70% зависит от импортного топлива), привлечении инвестиций в экономику, развитии возможностей по проникновению белорусских товаров в ЕС. В меньшей степени – в безвизе и налаживании альтернативных каналов поставок нефти и газа.

Цели казались вполне реализуемыми ввиду заинтересованности Европы в ослаблении зависимости Беларуси от России и неэффективности начатого в 1997 г. курса на изоляцию Беларуси, усиливающей ее дрейф к Москве. Политическая и энергетическая диверсификация дала бы Беларуси дополнительный козырь в переговорах с РФ и могла способствовать реальной многовекторности страны.

У Беларуси присутствовала еще одна цель в программе – недопущение новых разделительных линий в регионе и продвижение «интеграции интеграций». Которая в перспективе могла бы стать основой для гармонизации интеграционных процессов в рамках Европейского союза и Евразийского экономического союза, а также создания общего экономического и гуманитарного пространства «от Владивостока до Лиссабона».

То есть, страна амбициозно рассматривала возможность стать объединителем Запада и Востока. Однако именно политическая составляющая в итоге помешала углублению сотрудничества, ведь без определенных политических шагов Беларусь не могла получить никаких инвестиций.

Низкая его эффективность объясняется в первую очередь нежеланием сторон поступаться своими принципами и видением этого сотрудничества.

В итоге европейская политика в рамках инициативы замкнулась вокруг Украины, Молдовы и Грузии.

Официальные причины действий Беларуси

По словам министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, решение об ограничении сотрудничества принято из-за попыток политизировать ряд инфраструктурных межрегиональных проектов в рамках этой инициативы.

Однако решение Беларуси фактически принято на основании политического противостояния с ЕС:

  • 7 сентября глава комиссии Европарламента по связям с Беларусью Роберт Бедронь призывал ЕС пересмотреть финансирование Беларуси в рамках «Восточного партнерства». По его мнению, белорусское правительство тратило деньги не на те цели, на которые следовало.
  • 2 октября ЕС ввел санкции против 40 белорусских чиновников, которые, по мнению Союза, причастны к фальсификациям выборов и нарушению прав человека в стране. Лукашенко тогда в список не попал.
  • 6 ноября ЕС ввел санкции против 15 официальных лиц Беларуси, включая Александра Лукашенко и его сына Виктора. Им запрещен въезд на территорию ЕС, а денежные активы, если таковые имеются, в Европе заморозят. Принимая санкции, в ЕС подчеркивали, что Лукашенко отвечает за репрессии в стране в преддверии и после президентских выборов 2020 года.

Учитывая это, можно сделать вывод, что действия белорусских властей – упреждающий зеркальный маневр.

Формирование «европейской солидарности» у стран-участниц

В рамках «Восточного партнерства» в ЕС фиксировали происходящее в странах-участницах, ожидая от них синхронных одинаковых действий во всем, включая борьбу с коронавирусом.

По итогам наблюдения в первом квартале 2020 г. опубликовали дайджест с такой сравнительной таблицей.

Беларусь понизила градус сотрудничества с ЕС в «Восточном партнерстве». Что это означает для страны и для самой организации? фото 2

В тот же период ВОЗ призывала Беларусь ввести жесткий карантин в стране для замедления распространения коронавируса.

В вопросе Запад волновало не столько реальное распространение коронавируса в странах из списка, сколько консолидированные с Европой действия, которые указывали бы на единение в рамках одного политического поля как показательная форма «европейской солидарности».

Напомним, что весной ситуация с коронавирусом в большинстве стран Европы развивалась по крайне негативному сценарию. Синхронно с ЕС Украина ввела локдаун, практически остановив экономику, когда эпидемия в стране только начиналась и ежедневно фиксировались не более пары сотен случаев заболевания. А осенью 2020 г., когда ситуация с заболеваемостью стала действительно серьезной и в сутки фиксируется более 10 тыс. новых случаев, аналогичный локдаун вводить не спешат. Что указывает на исключительно политическую обоснованность весеннего карантина в Украине.

Беларусь в схожих условиях страну не останавливала и не понесла столь серьезных экономических потерь, за что поддавалась серьезной критике на Западе.

Антироссийский прозападный фактор

Программа «Восточного партнерства» рассматривается как антироссийский фактор в регионе. Так, согласно официальному дайджесту за апрель 2020 г., энергетический кризис из-за коронавируса открыл новые возможности для транспортировки азербайджанской нефти через порты Грузии, Украины и украинские нефтепроводы на белорусские нефтеперерабатывающие заводы. В тексте подчеркивают, что это стало козырем для переговоров между Минском и Москвой. А фактически направлено на снижение влияния РФ в регионе.

Также упоминается факт передачи Польшей Беларуси помощи для борьбы с коронавирусом (антисептики, маски и т.п.) и делается упор на том, что это «потенциально укрепляет европейскую мягкую силу в Беларуси» – именно в такой формулировке. Как все увидели после, как раз с территории Польши начали применять и «жесткую» силу – координацию антиправительственных протестов в стране.

В майском отчете упомянули о сообщении госсекретаря США Майка Помпео об отгрузке первой партии американской нефти в объеме 80 тыс. тонн для Беларуси. Процитировав его слова: «[сделка] укрепляет белорусский суверенитет и независимость, демонстрирует, что США готовы предоставить торговые возможности американским компаниям, заинтересованным в выходе на белорусский рынок». То есть, в очередной раз закупки более дорогих энергоносителей на Западе назвали «укреплением суверенитета и независимости».

А уже в июне в ЕС активно критиковали «антирыночную политику Лукашенко», в рамках которой тот высказался против идеи приватизации госпредприятий. При этом еще в июле – за месяц до президентских выборов в Беларуси – глава представительства ЕС в Минске Дирк Шубель высказался относительно ожиданий Евросоюза от предстоящих выборов и намекнул на возможность повторного введения санкций.

В итоге после выборов колонка об экономике Беларуси вышла под громким заголовком «В ожидании катастрофы».

Беларусь понизила градус сотрудничества с ЕС в «Восточном партнерстве». Что это означает для страны и для самой организации? фото 3

В совокупности с этим на курировавшемся из Польши телеграм-канале призывали белорусов производить удар по экономике страны: забирать банковские вклады, не платить налоги, коммуналку, выдавать зарплаты в конвертах, не покупать продукцию госпредприятий и даже воздержаться от потребления алкоголя и табака с белорусскими акцизами. То есть, пытались произвести удар по экономике страны сразу с нескольких сторон для ослабления позиций Лукашенко.

В итоге в дайджесте «Восточного партнерства» за сентябрь сделали упор на легитимности Светланы Тихановской и нелегитимности Лукашенко.

Беларусь понизила градус сотрудничества с ЕС в «Восточном партнерстве». Что это означает для страны и для самой организации? фото 4

Вместо вывода

Учитывая вышесказанное, нельзя не констатировать откровенный политический характер и вполне конкретные политические цели программы. В ее рамках продвигают стандартный набор реформ, включающий диверсификацию поставок энергоресурсов в пользу западных, приватизацию госимущества, уменьшение роли государства и т.д.

В условиях политического давления и непризнания Лукашенко полноценное сотрудничество нынешней Беларуси с ЕС в рамках «Восточного партнерства» является невыгодным белорусской власти.

Поэтому в стране и заявили о понижении уровня участия в программе. Этот шаг в некоторой мере стал очередным разворотом в сторону РФ. Однако Лукашенко не спешит полностью выходить из «Восточного партнерства», оставляя европейцам шанс договориться – уже на своих условиях. Вероятно, надеясь на новую многовекторность при собственной нелегитимности на Западе.

Добавьте Klymenko Time в список ваших источников