%%title%% %%page%%
16:55

Радикализм закончился, начался терроризм: к чему готовиться Украине после Луцка и Полтавы

В стране создается новая радикальная «нормальность»

элемент дизайна Клименко Тайм 14 минут на чтение : 7

На минувшей неделе был опубликован индекс преступности в разных государствах, согласно которому Украина среди стран Европы по уровню преступности заняла первое место.

А уже 23 июля в Полтаве террорист (бывший участник АТО) захватил заложника. За два дня до этого в Луцке был захвачен автобус с людьми. Также в эти дни поступали сообщения о нахождении взрывпакетов в оживленных частях Киева и заявления о минировании в крупных городах страны.

В последние месяцы в Украине в целом постепенно радикализируется новостная повестка и намечается тенденция формирования «новой нормальности», при которой нападения, избиения, угрозы минирования, взрывы в мирных городах уже воспринимаются как нечто привычное и не вызывают должной реакции первых лиц государства.

Как раскачивают обстановку в Украине

В настоящее время на подконтрольной части территорий наметились несколько основных радикальных направлений:

-активистский радикализм (главным образом – правый), который используется для формирования информационной повестки в СМИ, заговаривания значимых для страны событий либо переведения общественного дискурса от события, к которому было приурочено данное мероприятие, к самому мероприятию.

Подобные акции собираются быстро под какие-либо события и под них устраивается красочное шоу для эффектной картинки в СМИ. Активистский радикализм также использовался в церковной сфере для передела сфер влияния и отжима имущества. При этом, информационная повестка деформирована настолько, что целый ряд СМИ называют активистов-радикалов патриотами – главным образом потому, что в Украине практически все СМИ представляют интересы олигархов и политических групп;

-поствоенный радикализм: к нарушающим общественный порядок и законодательство действиям прибегают бывшие участники АТО. При этом, их действия могут объясняться как психической неустойчивостью отдельных лиц, послевоенной инерцией и отсутствием должного внимания к ним со стороны государства (главным образом – достаточной психологической помощи и трудоустройства), так и заказами таких действий от определенных групп влияния;

-политический радикализм, который варьируется от обливаний отдельных депутатов зеленкой до физических расправ над сторонниками определенных политических сил. Главной его целью является запугивание политических противников и снижение их активности в политическом поле. Отдельные случаи политического радикализма могут использоваться политическими силами для собственного пиара;

-информационный радикализм, который вытекает из предыдущих его видов. Заключается как в агрессивной информационной повестке, направленной против определенных политических движений или лиц, так и в нападениях на СМИ и их представителей с целью запугивания и ограничения ими трансляции определенных идей;

-рост преступности, который главным образом связан с экономической и политической нестабильностью в стране.

Почему радикалам ничего не страшно

-ненаказуемость преступлений. В Украине после 2014 года «не принято» судить по закону «патриотов», участников АТО, волонтеров и прочих подобных лиц в случае совершения ими преступлений, открытые дела затягиваются, ограничительные меры для обвиняемых вводятся максимально мягкие. Это привело к снижению авторитета государства в области права и развязыванию рук радикальным активистам;

-занижение квалификации преступлений. К примеру, выстрелы из РПГ по зданиям или нападения на людей квалифицируются как «хулиганство», вследствие чего нарушители могут отделаться небольшими штрафами;

-неэффективность правоохранительных органов. Новая отреформированная полиция крайне избирательно подходит к пресечению радикальных действий на улицах, что в совокупности и отсутствием жестких приговоров приводит к легитимизации насилия на улицах. Кроме того, полиция уже успела освоить схемы сотрудничества с криминалитетом и влиятельными бизнес-группами;

-отстраненность первых лиц государства. Снижение радикализма в стране не является актуальным заданием для действующей власти, а отдельные ее представители могут использовать радикалов или события, с ними связанные, в собственных интересах.

Что изменилось за последнюю неделю?

Главным изменением стал переход от радикализма к терроризму: происходит захват заложников, выдвигаются требования. Это крайне опасная тенденция, которая может «вдохновить» ряд антисоциальных элементов на реальные террористические действия.

Для чего это допускается?

Обществом с помощью страха проще управлять. Таким способом легко отвлечь население от реальных экономических и социальных проблем (падение гривны, рост безработицы, снижение социальных стандартов, различные антисоциальные реформы и т.д.).

Как мы помним, даже главный санитарный врач Виктор Ляшко заявлял о том, что во время карантина парки были закрыты не потому, что это было необходимо, а для создания «ощущения тревожности» – ведь тревожный человек будет более осторожным и послушным. То же касается и публичных заявлений о возможном нападении России, и обострений на линии разграничения под определенные события.

Радикализация именно сейчас может указывать на подготовку к осенней избирательной кампании, во время которой будут использоваться самые жесткие методы для устранения конкурентов и победы на местах.

А значит самое «интересное» время в Украине еще не наступило. Но уже очень скоро.

Добавьте Klymenko Time в список ваших источников