Приватизацией затыкают бюджетные дыры и выполняют требование МВФ.
09:00

Продать всё: куда заведет Украину большая приватизация

Приватизацией затыкают бюджетные дыры и выполняют требование МВФ.

элемент дизайна Клименко Тайм 14 минут на чтение : 14

Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль сделал очень оптимистичное заявление о потенциальных возможностях Украины в большой приватизации. В Klymenko Time разобрали ее плюсы и минусы.

О чем заявил Шмыгаль

По словам Шмыгаля, для успешного привлечения внешних и внутренних инвестиций необходимы три инструмента: инвестиционная инфраструктура, инвестиционный климат и инвестиционные возможности. И добавил: «Потенциал возможностей в Украине огромный. Одна из тех, над которой работает правительство, – это приватизация государственных предприятий. В этом году от приватизации мы получили уже больше, чем за последние два года вместе. При этом мы четко определяем три основных условия приватизации: новые рабочие места, оплата налогов и дополнительные инвестиции».

Никак не выприватизируют

Вывод собственности из-под контроля государства в Украине начался еще в период перестройки: с принятия законов «Об индивидуальной трудовой деятельности» в 1986 г., «О кооперации в СССР» в 1988 г. и «О государственном предприятии» 1988 г., который передал трудовым коллективам в аренду имущество предприятий.

В 1991 г. был создан Фонд государственного имущества Украины, а официально в стране приватизация стартовала в 1992 г. – после принятия закона «О приватизации государственного жилищного фонда», благодаря которому жильцы получили квартиры, в которых проживали, в частную собственность. А в 1994 г. приняли закон «О единой системе органов приватизации в Украине», малую приватизацию планировалось завершить в 1995 г., но дотянули до 1997 г. – в частных руках оказалось около 90% малых предприятий.

Крупная приватизация началась в 1993 г. с принятием указа президента «О корпоратизации предприятий», перечень не подлежащих приватизации объектов составили в 1999 г. Из-за того, что часто наиболее прибыльные активы доставались людям и организациям, имеющим связи с властью, по заниженной стоимости, еще в 2002 г. заговорили о возможной реприватизации объектов, которая стартовала с 2005 г. Самым нашумевшим объектом реприватизации стала «Криворожсталь», в итоге предприятие заново приватизировали, а реприватизацию свернули в 2006 г. – после назначения Виктора Януковича на должность премьер-министра.

В 2018 г., после принятия закона «О приватизации государственного и коммунального имущества», стартовал новый этап приватизации, были сформированы списки объектов малой и большой (дороже 250 млн грн) приватизации. В 2019 г. президент Владимир Зеленский объявил большую приватизацию в Украине, а в 2020 г. заявили о планах ускорить приватизационный процесс. Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль считает, что в ближайшие годы доход от большой приватизации составит около 1 млрд долл.

Требование МВФ

По информации главы Фонда госимущества Виталия Трубарова, 10 января 2019 г. Украина договорилась «с постоянным представителем МВФ господином Люнгманом совместными усилиями решить проблемы, которые блокируют процесс большой приватизации». По словам Трубарова, МВФ потребовал запустить большую приватизацию в 2019 г.

О подготовке большой приватизации президент Владимир Зеленский в июле 2019 г. отчитывался вице-премьеру Всемирного банка по вопросам Европы Сирилу Мюллеру в Торонто. Президент достаточно часто делает публичные заявления о продвижении процесса большой приватизации, при том что в его предвыборной программе о ней ни было ни слова.

А согласно подписанному летом 2020 г. Меморандуму с МВФ, Украина до июля 2021 года обязалась выставить на приватизацию крупного производителя аммиака и карбамида Одесский припортовый завод, государственное энергогенерирующее предприятие «Центрэнерго», частное акционерное общество «Президент-Отель» (Киев) и ещё 3 госкомпании.

Подводные камни приватизации

Одним из ярчайших негативных примеров приватизации гособъектов является история с «Лугансктепловозом», работавшим в Украине и 1986 г. и производившим тепловозы, электровозы, дизельные и электрические поезда. В 2006 г. были проданы 76% акций предприятия за сумму в 58 млн долл. – вдвое меньше от годовой выручки – российской компании «Трансмашхолдинг», являющейся прямым конкурентом «Лугансктепловозу». То есть, госбюджет уже понес убытки – смысла продавать предприятие не было.

Из-за экономического кризиса 2008 г. производство на предприятии упало втрое. Его акции пытались вернуть государству через суды, но Фонд госимущества оставил их у приобретателя. После того, как в 2014 г начались военные действия, деятельность предприятия была приостановлена из-за артилерийских обстрелов, разрушивших цехи завода и подстанцию. В 2015 г. завод был фактически остановлен, часть производственных мощностей вывезена в Россию, а Украина утратила возможности полностью обеспечивать себя железнодорожной техникой и перешла на регулярные закупки локомотивов у американской компании General Electric.

Приватизация объектов энергетики

В результате приватизации объектов украинской энергетики в Украине появились крупнейшие частные энергетические компании: ДТЭК (контролирует около 80% тепловой генерации Украины), VS Energy (контролирует примерно треть рынка передачи энергии локальными сетями Украины и полностью или частично – 10 облэнерго, включая Киевоблэнерго).

Они контролируют большую часть отраслей, что стало одной из ключевых причин неоправданного роста тарифов, а также привело к давлению на власть со стороны их владельцев.

12 августа 2020 г. было принято решение о передаче Фонду госимущества для приватизации еще ряда предприятий в сфере энергетики, включая ГП «Укртранснефтепродукт», ЧАО «Центральная обогатительная фабрика «Углегорская», ПАО «Центральная обогатительная фабрика «Дзержинская», ООО «Групповая обогатительная фабрика «Белоречанская» и др., а также ряд научных и машиностроительных объектов. Ведутся разговоры о приватизации «Центрэнерго» – одной из крупнейших энергетических компаний Украины.

При этом в ноябре 2019 г. украинцев успокоили – приватизацию атомных электростанций в Украине не рассматривают.

И даже «Укрспирт»

Министр развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Игорь Петрашко назвал приватизацию и детенизацию спиртовой отрасли одной из ключевых задач правительства.

Производство спирта в Украине убыточным делали искусственно: за счет закупок сырья по завышенной стоимости, продажи спирта – по заниженной, а также за счет нелегального и неучтенного изготовления спирта на госпредприятиях. Отрасль в странах, в которых не столь значительна коррупционная составляющая, является крайне прибыльной и ее выгодно сохранять под контролем государства.

С 1 июля в Украине отменили госмонополию на производство спирта, а теперь к приватизации готовят и «Укрспирт». В теории производством спирта нельзя будет заниматься без государственной лицензии, а приватизация и демонополизация должна вывести отрасль из тени.

При этом госрегулирование производства и оборота спирта в той или иной мере присутствует в Швеции, Норвегии, Финляндии, Австрии, Турции, Канаде, отдельных штатах США, КНР, ряде стран СНГ и др. В США, на которые Украина так ориентируется, в 18 штатах введена монополия на оптовую продажу алкоголя, в 10 штатах существует монополия даже на розничную продажу, а «Бюро по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию» осуществляет контроль за качеством производимой в США и импортируемой алкогольной продукцией, а также за рынком этой продукции. Будет ли создан в Украине в случае приватизации подобный контролирующий орган и насколько он будет коррумпирован – вопрос пока открытый.

Концессия как гибридная приватизация портов

Принятый в 2018 г. закон «О приватизации государственного и коммунального имущества» (вслед за законом от июня 2013 г. «О морских портах Украины», который заложил основы приватизации объектов портовой инфраструктуры) предусмотрел возможность приватизации украинских портов. При этом порты рассматриваются как стратегически важные предприятия государственной формы и включены в перечень объектов государственной собственности, имеющие стратегическое значение для экономики и безопасности государства.

В таких условиях иностранные инвесторы становятся заинтересованными в концессии – с целью доступа к традиционно закрытым отраслям экономики и возможности построения инфраструктуры, необходимой для укрупнения своего бизнеса. Для государства же концессия – это попытка развить отрасль, на которую в бюджете просто не хватает денег. Ну, или способ в очередной раз пойти навстречу «иностранным партнерам», сузив свой суверенитет.

Сегодня в Украине действуют 13 морских портов, с июня 2020 г. страна передала на 30 лет в концессию ГП «Херсонский морской торговый порт» грузино-швейцарской компании «Рисоил-Херсон» и на 35 лет порт «Ольвия» в Николаеве компании из Катара QTerminals. Осенью 2020 г. министр инфраструктуры Владислав Криклий анонсировал сдачу в концессию трех портов (Измаил, Черноморск и Бердянск), а порты Усть-Дунайск и Белгород-Днестровский планируют передать на приватизацию.

Сомнительная прибыль

Продавая объекты госсобственности, Украина получает «быстрые» деньги, которыми старается затыкать бюджетные дыры и в основном направляет их на проедание, а не на развитие. Прибыль от запланированной приватизации даже закладывается в доходную часть бюджета на следующий год. С точки зрения моментной выгодны это работает, но в перспективе приведет к еще большему обнищанию государства, так как теряются доходные активы.

Кроме этого, Украина позволяет приватизировать объекты, аналогов которых в стране не остается. В итоге страна не только переориентируется на закупки необходимого у других стран, но и теряет прибыль от продажи товаров, которую регулярно и относительно стабильно получала, когда предприятия были в полной или частичной госсобственности. В итоге национальная производственная отрасль постепенно сворачивается, перечень технологичных экспортных товаров – тоже, ведь приобретателями украинских предприятий могут становиться их конкуренты на мировом рынке, заинтересованные в устранении конкуренции.

По этим причинам необходимо подчеркнуть, что все государственные предприятия, занимающие монопольное положение на рынке, должны оставаться в государственной собственности – как с целью сохранения ключевых производств, так и с целью возможности регулирования тарифов. Что, однако, уже невозможно – в условиях приватизации объектов энергетики.

Также можно сделать вывод, что приватизация в Украине в настоящее время проводится даже не столько для привлечения прибыли в бюджет, сколько для получения очередного кредита от МВФ.

Добавьте Klymenko Time в список ваших источников